Павел Левочкин. Кино-рецензия: "Семь ступеней на Голгофу" – Калуга 24

Павел Левочкин. Кино-рецензия: «Семь ступеней на Голгофу»

Этот фильм шокирует вас с самого начала, с самой первой реплики, которую вы услышите. Поэтому, если вы ждете от него благопристойного религиозного морализаторства – не смотрите. Если жаждете весело провести время – включать его тоже не стоит. Эта картина, что называется, «тяжелая».

кино2

Но вот лично я просмотрел ее на одном дыхании. Может быть, потому, что в этой непростой и трагической истории мне с самого начала увиделось нечто знакомое. И с каждой минутой просмотра это ощущение нарастало все больше. Вплоть до самого последнего момента.

И уже хотя бы ради этого, ради радости узнавания и постижения глубинного смысла этой картины, ее все-таки стоит увидеть.

Хотя… Собственно говоря, все уже было расшифровано в названии. Режиссер Джон МакДонах назвал свой фильм «Голгофа». Про кого, вы думаете, может рассказывать картина с таким названием?

calvary david mcsavage brendan gleeson

И когда вам покажется, что ответ слишком очевиден – вы вдруг обнаружите, что ошиблись. Но не спешите разочаровываться – постепенно вы поймете, что, возможно, первой пришедшей на ум догадке тоже следовало бы доверять…

Исповедь убийцы

С первых минут на экране мы видим совсем не жаркую Палестину, как можно было бы ожидать из названия фильма. Совсем наоборот – нам несет в глаза белую морскую пену холодный ветер западного побережья Ирландии. И действие происходит не две тысячи лет назад, а в наше время, в начале XXI века, в ирландской сельской глубинке, где живет и служит мессы в своей деревянной церквушке католический священник отец Джеймс. Уже немолодой, но крепкий, заросший бородой мужчина с гривой светлых волос на голове. Простой, добрый, слегка по-медвежьи неуклюжий, сильный и симпатичный.

golgofa8_0

То, что этот священник – хороший, мы узнаем сразу, с самого начала фильма. Об этом прямо говорит очередной прихожанин, пришедший ему исповедаться. Исповедаться в грехе, который он только собирается совершить. Ведь он, этот таинственный «исповедник» (в католических храмах падре не видит лица кающегося, которое скрыто от него решетчатой перегородкой исповедальни) обещает убить его, отца Джеймса. Именно за то, что он хороший священник.

Все просто и страшно. Когда-то в детстве этот неизвестный, по его собственному признанию, стал жертвой домогательств нечестивого священника. И теперь, по прошествии многих лет, он жаждет отомстить.

Нет, не тому, кто это сделал – тот давно мертв. А католической церкви как таковой. Что толку убивать дурного пастыря? А вот смерть хорошего вызовет резонанс…

Неизвестный дает падре Джеймсу семь дней, чтобы приготовиться к смерти, и назначает встречу в следующее воскресенье, на морском берегу. «Вам нечего сказать мне, отец?» — издевательски спрашивает его будущий убийца. И тут мы впервые можем сами убедиться, не на словах, а на деле, что этот священник – действительно хороший. «Сейчас нечего. Но к следующему воскресенью я соберусь с мыслями», — спокойно отвечает тот. Многие ли смогли бы так держаться перед лицом прямой угрозы…

Быть приговоренным

Каково это — быть приговоренным? Каково считать час за часом, день за днем, зная, что срок твоей жизни уже отмерен? Пытка ожиданием собственной смерти, наверное, худшая из всех. Вспомните, как вел Себя в Гефсиманском саду Христос, зная, что земной жизни Ему осталось всего несколько дней. Бог плакал кровавыми слезами!

Отец Джеймс всего лишь немолодой сельский падре, а, между тем, ноша ему выпала сходная. И он проживает все эти семь дней, постепенно восходя по ним, как по ступенькам – на свою собственную, личную Голгофу.

medium_5cab3e09dbea7467d8f9710550728891

Но поначалу священник держится достойно. Он не бросается в полицию за защитой. Хотя, по его собственным словам, голос угрожавшего ему незнакомца он узнал. Это один из жителей деревеньки, один из его нынешних прихожан.

Что движет отцом Джеймсом? Может быть, он надеется, что убийца передумает, откажется от своего злодейского замысла? А может… он осознает, насколько низок в современном западном обществе авторитет католической церкви?

И понимает, что, отдав на растерзание правоохранителям своего потенциального палача, этим он только еще больше разожжет в обществе ненависть к христианству? Палач превратится в жертву…

Неужели вместо этого священник принял решение стать жертвой самому? Жертвой за грехи других…

Последний подарок

Нет, совсем не сельская идиллия царит вокруг отца Джеймса. Похоже, простодушные, искренне верующие крестьяне, во всем доверяющие своему батюшке, остались только в исторических романах о средневековье.

Падре видит это ежедневно – даже на примере своих прихожан, регулярно принимающих причастие из его рук. Ведь «исполнив религиозный обычай», они спокойно спешат по своим прежним делам, к прежним грехам и прежним мерзостям. Кто-то бьет жену, а та, в ответ, изменяет мужу с кем попало. Кто-то открыто, не стесняясь даже священника, живет в содомском грехе. Кто-то совсем разочаровался в религии, как, например, местный врач, ставший открытым циником и наркоманом.

Не то, чтобы большинство окружающих священника людей такие уж злодеи. Они просто… никакие. Опустошенные, утратившие веру во что-либо светлое и чистое, с потухшими глазами на равнодушных или искаженных циничной усмешкой лицах. Охотно перечисляющие падре все исторические грехи католической церкви, как будто именно он виновен в них. И использующие эти обвинения как предлог, чтобы без удержу грешить самим.

54fa152f06c7433eba285a421638e51f

Даже собственная дочь, приехавшая из города к отцу в деревню, не столько приносит ему облегчение, сколько пытается свалить на него свои беды и заботы, свою несчастливую любовь, разбитое сердце и неумело порезанные вены…

И все-таки, несмотря на открытое непонимание и неприятие многих, отец Джеймс старается помочь – им всем. Пытается вновь примирить практически разошедшихся мужа и жену. Старается вновь пробудить интерес к жизни у собственной дочери. Навещает местного чудака-писателя, живущего на отшибе в одиночестве и помышляющего о самоубийстве. Приходит даже в тюрьму – ведь в одной из камер сидит его бывший ученик, ставший убийцей. «Заключенным вера нужна не меньше, чем остальным…».

И никто из тех, кому этот священник помогает, никто из тех, кто сам прибегает к нему за советом, или наоборот – из тех, кто со злобой отталкивает его – никто не догадывается, что происходит сейчас в душе их пастыря. Не понимают, что все, что он сейчас делает – это его последний подарок им. Ведь сам отец Джеймс даже вида не подает, что счет оставшихся ему на свете дней все короче. Понедельник, вторник, среда, четверг…

Шаг на Голгофу

Нет, отец Джеймс вовсе не святой, и мы отчетливо видим это на экране. Он просто поживший на свете умный и добрый человек, выстрадавший свою веру, и, по мере сил, пытающийся делать добро другим. Он может рассердиться, может сорваться и наговорить кому-нибудь неприятных слов… Но для этого святого отца надо по-настоящему вывести из себя!

104

И такой срыв все-таки произойдет. Как будто, видя, как спокойно и смиренно ждет отец Джеймс рокового воскресенья, его таинственный убийца специально задается целью психологически сломать его. И вот, сначала поджигают деревянную приходскую церковь, которая сгорает дотла.

Потом, в лучших традициях триллера, священник находит свою любимую собаку мертвой – с перерезанным горлом. Это становится последней каплей. Отец Джеймс теряет контроль над собой, а потом попросту уезжает из поселка. Пытается скрыться, сбежать.

Что ж, мы помним, что и Христос просил пронести «Чашу сию» мимо Него. Отец Джеймс не Бог, он всего лишь – человек. Но Бог стал человеком, чтобы человек стал Богом. И в самый тяжелый и отчаянный момент христианин вдруг обретает в себе силы, которых в себе и не подозревал.

Уже вступив на трап самолета, святой отец остановится… и повернет назад. Ведь Христос не может бежать со своей Голгофы!

По мере приближения к концу фильма, параллели с Евангелием становятся все откровеннее. На фоне равнодушных или открыто враждебных местных жителей, практически единственными, кто продолжает с любовью относиться к сельскому священнику, остаются дети. Мальчик, служащий при храме, и встреченная на улице девочка, открыто и с доверием принимающая слова падре. Сказано ведь – «Будьте как дети».

Как и Христос, отец Джеймс принимает насмешки и поругание от своих собственных прихожан (толпа, требовавшая распять Спасителя, тоже, поначалу, кричала Ему: «Осанна!»). Будет даже аналог бичевания…

И вот, выдержав все это, в седьмой, воскресный день, священник твердым и спокойным шагом ступает на вершину своей Голгофы – выходит на берег моря, где назначил ему встречу убийца. Перед этим выбросив в волны пистолет, который поначалу взял для самозащиты у местного инспектора полиции.

«Неужели Мне не пить чаши, которую дал Мне Отец?» (Ин, 18:11).

5878873

Окажется ли его жертва не напрасной? Последние кадры фильма показывают нам жителей деревни за их повседневными делами. Они еще не знают, что стало с их падре. Что будет, когда узнают? Задумается ли хоть кто-нибудь о собственной жизни?

О том, куда мы все идем? Или, хотя бы о том, о чем сказал отец Джеймс в своем последнем разговоре с дочерью?

— Если честно, то мне кажется, что слишком часто говорят о грехах, и недостаточно о добродетелях.
— А какая для тебя главная?
— Умение прощать серьезно недооценивают…

Чем еще хорош этот фильм, так это тем, что его почти целиком можно разобрать на цитаты…

Павел Левочкин, «Наша вера»

Друзья! Это блогерский раздел сайта. Если вам тоже есть что рассказать читателям К24, пишите нам на почту.

Расскажите друзьям: