Дикая история. Кто и зачем убил ветерана в Малоярославце?

Дикая история. Кто и зачем убил ветерана в Малоярославце?

Цикл совместных со Следственным управлением СКР по Калужской области материалов продолжается. В прошлый раз мы рассказывали о недоработке управляющей компании, которая стоила человеческой жизни. События этой статьи развернутся в городе воинской славы Малоярославце.

Имена участников истории изменены

«Если бы мы не были в состоянии соглашения о моратории на смертную казнь, конечно, можно было бы таких подонков просто казнить, и все. Если это правда, то по большому счету он не имеет морального права жить на земле», 

— экс-губернатор Анатолий Артамонов.


Петр Михайлович Краснов затеял небольшую уборку в своей квартире. Послезавтра ему исполнится 93 года, придет сын, гости, а встречать их с пылью на комоде, конечно, не годится.

Петра Краснова хорошо знают в родном Малоярославце. От первых до последних дней Великой Отечественной он служил артиллеристом; после выхода на пенсию занимался общественной деятельностью — рассказывал ученикам местных школ про военные годы. Несмотря на суровые детство и юность, фронтовик смог сохранить мягкий характер и старался оказывать посильную помощь тем, кто в ней нуждался.

В квартиру, где сейчас орудовал влажной тряпкой, Краснов перебрался около двух лет назад. Тогда он и познакомился со своим будущим убийцей Григорием Кобылкиным.

Григорий

Кобылкин в то время работал в фирме, занимавшейся установкой пластиковых окон, и застеклял фронтовику балкон. Работа мастера произвела впечатление на пожилого мужчину.

«Он щедро его отблагодарил, денег дал. Хотя ветеран попадал под программу социального обеспечения и ему от государства ставили эти окна», 

— рассказывает следователь по особо важным дедам следственного отдела по Малоярославецкому району СУ СК России по Калужской области Олег Федоров .

Кобылкина, в свою очередь, удивила щедрость хозяина квартиры. Он поблагодарил его и вышел из квартиры. Сюда он еще вернется.

Падение

Два года круто изменили Григория. Он уволился с работы, ушел из семьи, крепко подсел на наркотики, а свою профессию теперь использовал, чтобы обманывать людей. Обмануть удалось двух женщин: с одной он взял авансом восемь тысяч, с другой — 28, а окна так и не установил.

Подрабатывал Кобылкин и кражами — их также было две. В одном случае был украден телефон из мастерской, в другом — газовый водонагреватель и радиаторы отопления из квартиры.

Тем не менее, криминал больших денег не приносил, лопатник тощал с каждым днем, а новую дозу очень хотелось. Ну вот, опять ломка. Григорий сидел в маршрутке, прислонившись лбом к запачканному стеклу и прокручивая в голове варианты легкого заработка. Ему нельзя попасться. Он и так уже был близок к этому.

А за окном пролетали неказистые домишки Малоярославца. Вот мелькнул один смутно знакомый. Григорий попросил водителя притормозить и вышел из машины. Да! В этом доме живет тот щедрый старик. Но чтобы попасть в квартиру, нужен повод. Через час мужчина вернулся с инструментами.

Григорий мялся у входной двери. «А вдруг он уже умер?», — подумал он, зажимая кнопку звонка. За дверью послышалось шарканье стариковских ног. Дверь немного приоткрылась, и в свете лампочки прихожей показалось знакомое морщинистое лицо.

«Как твои окна? Не продувают?»,

 — спросил он старика с порога.

Петр работника узнал и впустил. Тот почистил окна, поставил на них уплотнители. Тысяча в кармане, но этого мало. Из квартиры гость уходил, намереваясь обязательно вернуться.

Произошло это очень скоро — на следующий день. Петр Михайлович гостю удивился, но в квартиру вновь пустил.

«Это, дед.. У меня просьба к тебе есть. Займи денег, а?», 

— попросил Кобылкин, ковыряя дырку на штанах.

Густые брови Петра удивленно изогнулись уже второй раз:

«О! И сколько ж тебе надо, Гриша?»

Гриша что-то невнятно пробормотал, почесал затылок и уставился на собеседника мутными глазами.

«Подожди-ка», 

— фронтовик, опершись на трость, встал и пошел в прихожую. Вернулся с четырьмя купюрами.

Красненькие! Неужели двадцатку даст? Но на столешницу перед гостем опустились сторублевки. От радостного возбуждения не осталось и следа. На эти деньги можно купить только крепкую веревку и кусок мыла.

«Дед, ну подкинь еще немного! Я ж с голода сдохну!»

Краснову этот спектакль уже начал надоедать. Сколько волка не корми, в самом деле! Дед встал и указал рукой на дверь. Гость занервничал.

«Зачем ты так! Не понимаешь, что ли!», 

— выкрикнул он, опуская тяжелый кулак на седую голову хозяина. За ударом последовал еще один. Петр Михайлович еще держался на ногах, хоть в последнее время ему едва удавалось передвигать ими. Из последних сил он попытался отпихнуть Кобылкина тростью, но тот ее выхватил и замахнулся. Старик упал. Избиение продолжалось, пока он не испустил дух.

Григория не на шутку штормило. Пошатываясь, он побрел к двери, но тут остановился и оглянулся через плечо. Деньги. Их нужно найти. Пенсия у старика была солидная, а значит и сбережения имеются!

Переворачивать квартиру вверх дном не пришлось — аккуратно сложенные купюры хранились в ящике комода. 50 тысяч рублей и еще пятихатка сверху. Теперь можно пожить. А где? Может рвануть в Калугу? Почему нет. Добравшись до вокзала, убийца сел на первую электричку и уехал.

Тело фронтовика со следами насильственной смерти на следующий день обнаружил его сын, решивший помочь с уборкой. «Батя умер, не приходите завтра», — повторял он как автоответчик, обзванивая знакомых отца, которых сам и позвал.

Григорию Кобылкину удавалось скрываться четыре дня. На пятый его, взлохмаченного и под мухой, задержали сотрудники уголовного розыска на вокзале Калуга-1. К тому времени он успел потратить все похищенные деньги.

«При задержании он был в неадекватном состоянии. Видно, что употреблял»,

— вспоминает Олег Федоров.

В ходе следствия Кобылкин вину признал, на месте происшествия рассказал и показал следователям, как совершал преступление. Ему была проведена психиатрическая экспертиза, согласно выводам которой каким-либо психическим заболеванием обвиняемый не страдает.

Сейчас Кобылкин отбывает наказание в колонии строгого режима. В августе прошлого года Калужский областной суд приговорил его к 19 годам лишения свободы. Верховный суд РФ, куда осужденный обжаловал приговор, оставил его без изменений.

Расскажите друзьям: