Геи, маргиналы или чумачечие? Калужские косплееры и где они обитают

Что вы знаете о косплее? «Это анимешники или девушки с масками на лице, жалкие пародии на Харли Квинн», — ответите вы. Чтобы расставить все точки над «ё», мы встретились с пятью калужскими косплеерами: Надей Рассказовой, Викторией Бойничковой, Сергеем Медяником, Дмитрием Авдеенко и Верукой Соль. Мы расспросили у них все об этом увлечении, смешных историях, деньгах и диких реакциях на их образы.


Субкультура или нет?

Верука Соль: Косплей – это костюмированная игра. Это и творчество, и соревнование, это погоня за зрительской симпатией. Фантазия в этом деле – единственное твое мерило. Косплей — это состояние внутренней свободы, которую ощущаешь, когда перевоплощаешься.

Когда говорят, что косплей это субкультура, это не совсем правда. Субкультура имеет свои характерные признаки, а у нас этих признаков в нет. Мы проживаем обычную жизнь, все мы люди очень разные: кто надомник, кто педагог, кто фармацевт. У нас нет одинаковых челок, каких-нибудь характерных установок, типа: «Да пребудет с вами сила». 

Большинство не живет японским принципом: «Нет игры – нет жизни». Если у человека есть мозг, то увлечение косплеем никак не помешает закончить школу с золотой медалью, МГУ с красным дипломом.

Верука не ограничивает себя женскими образами и запросто может примерить на себя роль Страшилы.

Виктория Бойничкова: Если в обычной жизни ты, например, руководитель и вынужден ходить в строгой одежде, то косплей позволяет раскрываться: здесь уместно и декольте, и юбки короче некуда. Можно примерить любой цвет волос, глаз, новый макияж. Мне косплей помог устроиться на работу: на собеседовании спросили, какое у меня увлечение, я рассказала и заинтересовала этим работодателя.

Виктория также как и Сейлор Мун нет-нет, да и начинает нести возмездие во имя Луны. Так что повнимательнее с этим воином в матроске.


-8 кг для идеального образа

Сергей Медяник: Обычно трудностей с костюмом у меня нет, в основном есть трудности с «крафтом тела». Потому что я часто выбираю образы с полуголым торсом: спартанец, Анубис, Пирамидоголовый.

Чтобы «правильно» выглядеть на фестивале, нужно готовиться, тренироваться, соблюдать диету. Причем под каждый образ приходится подбирать свое питание. Где-то нужно быть более накаченным, где-то худым.

Например, в прошлом году я на 8 килограмм похудел. То есть каждый год ты идешь к какой-то определенной роли. За прошедшие годы у меня появилась постоянная швея и постоянный крафтер (тот, кто создает образ).

Самый дорогой костюм обошелся мне в 13 тысяч.

Монстр из Салент-Хилла — обладатель привлекательного пресса. Приходится соответствовать!

Дмитрий Авдеенко: Самая большая трудность – это сделать костюм удобным, чтобы в нем возможно было двигаться на фестивале. Шью я сам с помощью программы, которая делает выкройки.

Результат такого «хенд-мейда» поражает. Друиды и эльфы нервно курят в сторонке.

«Я буду Карабасом-Барабасом, а 78-летняя мама черепахой Тортиллой»

Верука Соль: Сейчас у нашего сообщества есть групповой проект по «Золотому ключику», я буду косплеить Карабаса Барабаса, а моя 78-летняя мама, которая тоже полноценный участник активностей, будет в образе черепахи Тортиллы.

На фестивалях «русская» тема только приветствуется. Аниме – это тоненькие субтильные существа, а наша русская кость шире, поэтому не все, что идет от японцев, идет к нам. Американцы – более мускулистого телосложения, это тоже не всем идет. Например, худенькой девушке не стоит делать фем-версию Тора. А в русском косплее в этом плане выбор очень большой: и по комплекции, и по возрасту, и по росту.

Родина косплея – это не Америка со Стартреком, это скорее Япония. Косплей – это адаптация аниме и манги, поэтому и встречается оно чаще.

Дядя Фестер из «Семеки Аддамс» и криповый «питомец» — Вещь.


На косплее можно заработать?

Верука Соль: Если у тебя анимешного типа личико, то можно работать фотомоделью в журналах, презентовать видеоигры. Большинство из нас где-то работают, на «серьезных» работах. Никто не делает ставку на сиюминутную славу артиста, повезет – заплатят. Многие мастерят что-то для косплея: кто-то шьет, кто-то занимается крафтом, кто-то парики делает, кто-то грим. У меня свой магазин с косплей-атрибутикой, и я зарабатываю на этом приличные деньги.

Надя Рассказова: На фестивалях заработать вряд ли получится, потому что это скорее хобби для души, для повышения самооценки, для общего признания. На обычных фестивалях даже за грамотку работают.

Сергей Медяник: Косплееры и косплеерши с обычной внешностью, скорее, тратят. Парней, естественно меньше в этом хобби, они, в основном, не обладают модельной внешностью. Я даже на стихах зарабатывал, а на косплее — никогда.


Кем работают косплееры в рельности?

Надя Рассказова – ведущий агрохимик, Виктория Бойничкова – руководитель отдела продаж в крупной компании, мама двух девочек, Дмитрий Авдеенко – работает лакировщиком, где может на столярных станках выпиливать себе разную атрибутику для фестивалей. Сергей Медяник работает в торговле, а также пишет стихи, участвует в стихотворных баттлах. В его поэзии много сатиры, но и лирика тоже присутствует.

Верука Соль – по профессии портной, уже 7 лет она шьет на заказ костюмы для косплееров. Также она с недавнего времени занялась писательской деятельностью. Верука уже издала одну книгу: «Огненная Роза. Несущие смерть», это «роман о любви двух мужчин в постапокалиптическом феодальном будущем». 

Она говорит: «Эта книга не рассчитана на гомосексуальную аудиторию, в первую очередь она ориентирована на женщин. Я все-таки сторонник традиционных отношений, но оставляю право другим жить, как им хочется.»


Смешные истории

Сергей Медяник: Как-то на фестивале в Туле в прошлом году для образа мне нужно было на тело набрызгать очень много искусственной крови. Я пошел в туалет и набрызгал. Несколько капель упали на пол, я не стал их вытирать. Потом уже в гримёрке стою, весь залитый кровью, и забегает кто-то из волонтёров и говорит: «Кто вскрылся в туалете?». А я стою единственный в крови, и меня спрашивают: «Ты случайно не в туалете гримировался?», а я такой: «Нет», а они: «Ну ладно» и побежали дальше искать.

Косплей — это не только аниме. Здесь герои примерили образы Алеши Поповича и его невесты Любавы из современного отечественного мультика.

Виктория Бойничкова: У нашей подруги была смешная история. Она была в костюме козла на хэллоуин, причем выглядело это довольно реалистично. Когда она вышла из бара, чтобы пойти домой, ее ППСники проводили с Театральной улицы до Никитина, чтобы она какую-то бабушку не испугала. Причем они даже документы не потребовали.


«Мы либо геи, либо маргиналы, либо чумачечие»: про дикие реакции

Верука Соль: В прошлом году мы организовывали фестиваль, и нам в администрации губернатора дали разрешение, чтобы развесить по учебным и не учебным заведениям наши объявления. Моя племяшка, мой партнер постоянный на фестивалях, принесла в свою школу этот плакатик. Директор школы с возмущением сказал: «Это же субкультура! Вы что с ума сошли?» Пришлось апеллировать тем, что у нас есть официальное разрешение. В итоге, повесили в туалете. Мы нередко слышим, что мы либо геи, либо маргиналы, либо «чумачечие».

Дмитрий Авдеенко: Однажды я ехал в метро в Питере на фестиваль, у меня костюм состоял из черного кета и белого кета. Дети смотрели-смотрели, а потом: «Папа, кто это?» А папа, посмотрев на меня, сказал: «Да это скоморох какой-то, не обращайте внимания».

Виктория Бойничкова: Однажды я была в костюме горничной и в Турынино вышла заправить авто. Там ребята из машин свистели, «Иди сюда», это, конечно не очень приятно. А так, народ больше у виска крутит. Люди не понимают.

Когда идет реклама в соцсетях, мол, будет проходить аниме-парад, начинается: «Идите картошку сажайте! Там заводы стоят, а вы ерундой занимаетесь». У людей нет осознания того, что это творчество. Ну, видимо, где-то сидеть пиво пить нормальнее, чем шить и крафтить.

У людей то, что необычно и что отличается от их размеренного образа жизни, воспринимается в штыки. Это болезнь маленьких городов, и Калуга ей болеет.

Сергей Медяник: В прошлом году я выбрал рисковый костюм из красного латекса. Мне друзья сказали, что когда я покажусь в нем народу, все геи будут смотреть на меня. Я думаю: «Какие геи? Никто никогда не смотрел». Но когда я приехал в Брянск на меня начали пялиться два парня. Я думаю: «Ну вот они и прибыли… геи». А они мне вслед: «Ничего себе тут фрики ходят!». Не геи они были, в общем.


Плевки, оскорбления, советы сделать лоботомию: как буллят косплееров в Калуге

Верука Соль: Каждый год мы натыкаемся на статеечки в интернете, и сказать, что в наш адрес летят плевки, это ничего не сказать. Про меня постоянно говорят: «Этойьнадо делать лоботомию, надо лечить электричеством». В Калуге как только видят девчонок, которые по визуальным признакам принадлежат к культуре анимешников, дело доходит чуть ли не до вызова полиции. Ты можешь быть прекрасным человеком, общественником, учиться на одни пятерки, но стоит упомянуть, что ты интересуешься аниме, то все, жди в свой адрес буллинга.

Виктория Бойничкова: У меня муж, например, не косплеер, но он мне не мешает и даже где-то может помочь в создании костюма. Не понимает у меня мама, почему-то не видит в этом творческую составляющую.

Раз уж я родила двоих детей, моя мать считает, что я должна сидеть дома, варить борщи и погрязнуть в бытовухе. Косплей для нее – это бесовство и детство. От моих родителей я понимания не жду.


«Члены жюри подсуживают своим друзьям»

Верука Соль: Жюри – это региональный косплей-фестивалях — это больная тема.  Зачастую оно бывает некомпетентно, бывает, что некоторые его члены подсуживают своим друзьям, бывает и такое, что в жюри ни одного косплеера нет.  Это очень плохо, потому что когда судят косплей не косплееры, то они действуют по принципу «нравится-не нравится». А так нельзя. В Калуге в жюри сидят три человека, которые понимают в косплее, и три человека, которые слишком далеки от этого. Например, был режиссер ТЮЗа, хормейстер из ОМЦ. А если в жюри режиссер театра, то это беда. Они часто говорят, как тебе нужно сделать, а у косплееров есть понятие канона. Очень часто может выиграть слабый костюм, на котором много рюшечек, и не выиграет абсолютно каноничный, идеально сделанный костюм, потому что даме из жюри с рюшками понравился больше.


«Если тебя не любят дома, то ты будешь искать того, кто тебя полюбит на стороне»

Верука Соль: Почти все кого я знаю, пришли в косплей в попытке избавиться от личных потерь и неприятностей. Есть глобальное непонимание в домах. Дело не в том, что непонимание именно к косплею, а в том, что в принципе люди не уважают друг друга в семьях. Люди ищут, чем заполнить эту пустоту. Если тебя не любят дома, то ты будешь искать того, кто тебя полюбит на стороне. Раньше это были дворовые банды, секты религиозные. А куда деваться? Человек не может быть один.

Мы как-то сбились в эту стаю. Люди приходят в первую очередь в поисках понимания. Косплей – это своего рода психотерапия, у кого-то изотерапия лечит проблемы, у кого-то косплей.

Сергей Медяник: Для этого все и делается, потому что люди хотят уйти от обыденной жизни в какой-то выдуманный мир и стать каким-то недостижимым кумиром. Некоторые  только побед жаждут, им людское внимание вообще не важно.

Мне скорее важно даже не выступить на фестивале, а — внимание зрителей, чтобы подходили, фоткались, спрашивали, говорили со мной.

Виктория Бойничкова: Я не выношу характер героя в свою реальную жизнь. Тебе нравится аниме, тебе нравится марвеловский фильм, тебе нравится, как выглядит главный герой. То есть тебе хочется на секунду им просто побыть. Мне кажется, в этом нет психологического контекста.

Агрохимик, мама, поэт, лакировщик и писательница романовА вообще, все наши гости очень разносторонние люди. Например, Надя Рассказова – ведущий агрохимик, Виктория Бойничкова – руководитель отдела продаж в крупной компании, плюс мама двух девочек, Дмитрий Авдеенко – работает лакировщиком, где может на столярных станках выпиливать себе разную атрибутику для фестивалей. Сергей Медяник работает в торговле, а также пишет стихи, участвует в стихотворных баттлах. В его поэзии очень много сатиры, но и лирика тоже присутствует. Как он сам говорит: «Я стараюсь писать жизненную поэзию, что-то животрепещущее для многих». Верука Соль – по профессии портной, уже 7 лет она шьет на заказ костюмы для косплееров. Также она с недавнего времени занялась писательской деятельностью. Верука уже издала одну книгу: «Огненная Роза. Несущие смерть», это «роман о любви двух мужчин в постапокалиптическом феодальном будущем».  Она говорит:
— Эта книга не рассчитана на гомосексуальную аудиторию, в первую очередь она ориентирована на женщин. Я все-таки сторонник традиционных отношений, но оставляю право другим жить, как им хочется.


«Проще завалиться на диван и говорить, что мы все дураки»

Верука Соль: Что будет с косплеем через 10 лет? К огромному сожалению, я не вижу цветущих перспектив. Людям лень делать такую большую работу, ведь нужно найти мастера, если сам не умеешь шить, подобрать обувь, сделать оружие. Проще завалиться на дива и говорить, что мы все дураки. До позапрошлого года в Калуге осталось 14 косплееров, это очень мало. Сейчас еще несколько появилось, это, конечно, радует.


Надежда Сахарчук

Расскажите друзьям:
Загрузка...