Калужане говорят: мат — это #проКалугу?

«Чем дальше я от Калуги, тем мне лучше. Потому что это г…е болото», – такие из монолога премьерного спектакля Талгата Баталова заставили возмутиться калужскую общественность. Спектакль #проКалугу был представлен на сцене ИКЦ 3 декабря. Постановка «ковалась» в нашем городе молодым режиссером в рамках проходящего в Калуге фестиваля «Новые люди».

Из-за обсценной лексики в октябре в Нижнем Новгороде были отменены концерты Элджея и Монеточки, Ганвест, Jah Khalib и Matrang. Поклонники Шнура защищают манеру исполнения и «крепкое словцо» кумира в конфликте с Иосифом Пригожиным. Продюсер вступил в борьбу с непечатными словами, посетовав, что «80 тысяч лохов вместе со Шнуром поют про три буквы». Вот только концерты этих исполнителей проходят или должны были пройти на коммерческих площадках, а #проКалугу показали на сцене, появившейся в Калуге после указа президента Российской Федерации и поручения федерального правительства о создании ИКЦ.

Закон о запрете нецензурных выражений был подписан президентом РФ Владимиром Путиным в 2014 году. Его поддержал глава Минкульта Владимир Мединский, но с оговоркой, что речь идет о массовом прокате. Фестивальное кино он отнес к «площадке для творческого эксперимента».

Мы спросили у авторитетных калужан, что они думают о резонансных высказываниях, которые звучали со сцены Инновационного культурного центра. Так ли должно выглядеть искусство, допустима ли нецензурная брань на сцене? Это — эмоциональный инструмент или моветон?

Виталий БЕССОНОВ
директор Калужского объединённого музея-заповедника

Спектакль я не видел, но слышал об этой реакции.

От себя могу сказать, что это неприемлемо. Здесь мы видим нарушение этических и моральных принципов, на основе которых существует и общество и, во многом, государственная стабильность вообще. А публичное использование нецензурной брани, с одной стороны, унижает тех, кто это делает, а с другой, создаёт неприятные ощущения для тех, кто это слышит.

Для Калуги, которая отличается своим великодушием и историческими традициями, основанных на высоких морально-нравственных принципах, такие вещи неприемлемы. Они вообще неприемлемы! Потому что, переходя определённую грань, мы тем самым разрушаем систему морали, а это всегда ведёт к отрицательному результату.

Естественно, что это не просто вызов калужанам и обществу, это попытка утвердить чуждые ценности, которые в России быть не должны.

Александр КРИВОВИЧЕВ
директор Калужского областного драматического театра

Я не люблю тех людей, которые не любят свою страну, живя в ней и пользуясь всеми её благами. Родина есть Родина. Какая бы она не была.

Нецензурная брань на сцене – это нонсенс. Когда мне режиссёры иногда говорят, что «это же выразительное средство», то я всегда удивляюсь, как Достоевский, Толстой, Гончаров без этого обходились? При этом писали великие произведения, на века.

Мы воспитываем своих детей, прививая им нравственные устои. Какие нравственные устои может им привить ненормативная лексика? Это значит, что у режиссёра не хватило профессионализма и таланта для того, чтобы нормативной лексикой выразить свои чувства и то, что он хочет. Поэтому ему нужны и ненормативная лексика, и, скажем, голый зад на сцене. А это самый примитивный штамп моды, существующий сейчас. Но получилось, что зрительный зал ещё и смеялся над этим.

Лично я – сторонник нормального классического театра. У меня были прецеденты с режиссёрами, когда они ставили спектакли, в которых была ненормативная лексика. И в таких случаях, я всегда говорил: «Извините, меняйте чем угодно».

Я очень люблю свой город, и мне крайне неприятно, когда о нём плохо говорят. И всегда хочется тем, кто это делает, задать вопрос: «А что лично ты конкретно сделал, чтобы наш город стал лучше?» И обычно получается, что ни-че-го. А если тебе плохо, уезжай ради Бога.

Расскажите друзьям:
Загрузка...