Калужанин уехал воевать за «исламскую идею», разочаровавшись в России, анархизме и рабочем движении

Боец одной из исламистских группировок, воюющих в Сирии, в прошлом — выпускник факультета иностранных языков КГУ имени Циолковского, работник одного из калужских автозаводов и активист профсоюза МПРА, рассказал The New Times, что уехал сражаться за «исламскую идею», разочаровавшись в России, анархизме и рабочем движении.

Иса

Фото The New Times

Свое русское имя он попросил не называть, сказав, что принял новое и теперь его зовут Иса. Но, по всей видимости, собеседником The New Times был Сергей Трофимов, попавший в 2015 году на видео, снятое исламскими террористами и выложенное в интернет. Решив показать, что в Сирии воюют люди разных национальностей, исламисты выстроили своих бойцов в шеренгу и каждый по очереди говорил одну и ту же фразу, меняя лишь название страны. Когда очередь дошла до единственного в этой шеренге человека славянской внешности, он произнес: «Я из России. Сирия — кладбище русских».

По словам Исы, «некомпетентность и лживость российского режима» для него стали очевидны после кризиса 2008 года. Он увлекся анархизмом, а затем связался с профсоюзом МПРА и устроился сварщиком на калужский автозавод.

«Это, конечно, была крайне наивная затея, такое неонародничество. Она была обречена на провал. Я старался агитировать рабочих за профсоюз, бороться за повышение зарплаты, за улучшение условий труда. Удалось создать подпольную «первичку», действовавшую неофициально. Но дальше 10–15 человек дело не шло», — рассказал он.

Признав бесперспективность рабочего движения, он вновь начал «идейный поиск» и стал изучать ислам и «сирийский опыт» исламских террористов. В мае 2015 года начал искать контакты с представителями одной из группировок в Сирии.

«Мне было все равно, к кому ехать. Я хотел помочь сирийцам отстоять их революцию против России и Ирана», — так Иса объяснл свое решение ехать на войну в Сирию

В Сирию он уехал осенью 2015 года, а 25 декабря того же года принял первый бой в Алеппо, в котором был тяжело ранен. Спустя несколько месяцев, подлечившись, вновь взял в руки оружие. По словам Исы, в пытках и казнях он участие не принимал, но убивать ему уже приходилось.

Именно в Сирии, по словам Исы, и воплотились на практике идеи Кропоткина и других русских анархистов. В этой стране Иса женился на сирийке, все связи с Россией оборвал и возвращаться на Родину не планирует «если только там не произойдет что-то радикальное типа нового февраля 1917 года». Если режим Асада падет и воевать станет не с кем, он займется поиском новых «пассионариев»:

«Череда знаменательных событий на Ближнем Востоке продолжится. После падения Башара придет очередь других неоколониальных режимов в регионе. XXI век — век ислама, и арабы-сунниты сегодня — это, если угодно, — новый пассионарный революционный «класс».

По некоторым оценкам, в Сирии сейчас могут находиться до полутора тысяч россииян воюющих против режима Асада. Большинство из них эмиссары террористов нашли в социальных сетях и завербовали, используя психологические приемы воздействия.  Как показывает практика, и Сергей Трофимов исключением не стал, в первую очередь внимание уделяется одиноким, не имеющим прочных привязанностей людям.

Расскажите друзьям: