Калужская зона. История первая: осужденный Полянский

Мы продолжаем нашу рубрику «Калужские истории». В очередном сериале – несколько истории о людях с зоны. О реальных осуждённых, отбывающих, либо уже отбывших срок в калужских тюрьмах. Рассказ будет идти от первого лица — калужской журналистки, впервые по долгу службы попавшей в места заключения.

калужские историиНесколько лет назад я впервые попала на зону. В исправительной колонии освящали только что построенный храм, я готовила журналистский материал. Накануне съемки любимые коллеги давали мне ЦУ: волосы собрать, не краситься, одеться пострашнее, желательно брюки или платье мешковатое. Страху нагнали – будь здоров!

– Ты хоть и в храм, но храм – на зоне. Ты когда-нибудь встречалась лицом к лицу с сотней неадекватных озабоченных мужиков?

– Но сотрудники… охрана…

– Сотрудники-охрана тебе тоже самое скажут. На фиг им надо, чтобы заезжая журналисточка будила спящего дракона…

Итак, чтобы не будить спящего дракона, на зону я собралась в самом неприглядном, как мне казалось, виде.

01

Приехали. Двери.

Наша машина подъехала к территории, обнесенной колючей проволокой.

Там нас уже ждали доблестные сотрудники областного УФСИН.

– Добрый день. Давайте, ребятки, паспорта.

Все очень мило. Как перед репортажем о детсадовском утреннике.

Узкий проход КПП. Площадка перед затемненным окном для нас слишком тесна – явно не рассчитана на столько человек и сумки с аппаратурой. Разбираемся с документами и двигаемся вперед.

Лабиринт коридоров. Решетчатые двери. Много дверей.

– Закройте дверь. Открывайте. Проходите. Закрывайте. Проходите.

Начальник колонии видит мой удивленный взгляд, объясняет: в каждом из многочисленных коридорных отсеков может быть одновременно открыт только один замок. То есть каждую следующую дверь можно открыть только в том случае, если закрыли дверь предыдущую.

тюрьма

Солнце ударяет в глаза. Мы выходим с КПП на территорию.

– Здравия желаю, гражданин начальник! – фигура в черном вытягивается в струнку. Я вздрагиваю.

Потом, во второе, третье, десятое мое посещение эта картина уже не била по сознанию с такой оглушающей силой.

Но когда впервые попадаешь на территорию за колючей проволокой, становишься на землю, напитанную до краев несвободой и иными законами, мир крошится кусками, не складываясь в привычный. Еще вчера я собирала материал по детским площадкам и по галереям, а сегодня, привычно кокетничая с людьми в форме, порхнула за КПП – в золотистом своем топике в тон босоножкам, с мотающимися по спине волосами…

– Здравия желаю, гражданин начальник!

Конечно, я слышала эту фразу раньше. В кино.

И сейчас все происходящее казалось костюмированным киношным действом. Заборы «слоями», с объемными спиралями «колючки» над ними, – декорации. Стена барака, расписанная храмами и пейзажами – будто резвящиеся подростки мимоходом нанесли граффити. Надпись на одном из корпусов:

«Осужденный, помни, побег – это безумие!»

Гротесково-ненастоящая надпись. А самыми ненастоящими показались люди в черной униформе. Люди в клетке. У них были обычные лица – человеческие.

05

Осужденный Полянский

Потом мы брали интервью. У священника, у начальника колонии. Началась привычная, в общем-то, работа.

– Мне можно пообщаться с осужденными? – осторожно интересуюсь.

– Конечно. Саш, подойди.

Высокий статный парень отделяется от толпы.

Смеющиеся умные глаза и обаятельная улыбка.

…Это был восторг. Таких красивых интервью мне не давали даже чиновники из министерства культуры.

4

3

– Мы ведь сами строили, тут каждая дощечка любовью и верой напитана, не зря ведь храм носит имя святого Луки – врач по образованию, занимался во время войны гнойной хирургией, сам знал не понаслышке, что такое несвобода. Он нам и любовь, и веру дарит. Смотришь на эти колокола – и полностью все свое прошлое переоцениваешь. Думаешь: кем я был, что творил? Жаль, нельзя взять чистый лист, чтобы жизнь набело переписать.

Я вот сейчас учусь, второй курс заканчиваю…

– Учитесь? – мгновенно удивляюсь я, представляя «поездки на сессию».

– Да, получаю высшее образование, юридический факультет. Это дистанционная учеба. Получаю контрольные, задания. Интернетом могу пользоваться для этих целей. Спасибо, представили мне такую возможность – развиваться интеллектуально. Но главное, все же, я считаю, это развитие духовное. У меня сейчас мечта есть – побывать в храме Святого Луки в Симферополе.

– Даа… Симферополь – красивый город, – вздыхаю я, вспоминая крымский отдых.

– Бывали? – обворожительно улыбается собеседник.

Оператор толкает меня локтем в бок.

Я киваю, я уже и забыла, что это интервью, да и про статус своего собеседника забыла. Александр заливается соловьем, а я уже кокетничаю вовсю, волосы поправляю, плечиком подергиваю.

Светская беседа, ни дать, ни взять.

8

Возвращение

Обратно на выход не шла – плыла, упиваясь восторгом по поводу того, какой замечательный материал собрала!

– У вас тут не колония, а прямо-таки институт благородных девиц, – съязвил оператор. – парень какой милый…что за статья у него? Мошенничество?

– Почему мошенничество? – удивляется начальник колонии. – У Полянского большой багаж – похищение человека, изнасилование…а то, что он милый – да, язык подвешен, внешностью тоже природа не обидела.

Хорошо, что я шла впереди, и никто не увидел моего изменившегося лица.

Мозг судорожно перетасовывал услышанное: «каждая дощечка тут любовью и верой напитана»…», «похищение человека и изнасилование»…», «мечта есть – побывать в храме святого Луки в Симферополе…», «похищение и изнасилование»… «язык подвешен, внешностью тоже природа не обидела»…

Улыбчивый, симпатичный, высокий, с лучистыми глазами…

В какой момент этот парень превратился из Человека – в нелюдя? По какой причине? Я курила, и рука с сигаретой не просто дрожала – ходуном ходила.

тюрьма2

– Что с тобой? – будто сквозь вату услышала я. – Дверь открывай, садись, поехали!

Водитель, ожидающий у машины, озадаченно всматривался в мое лицо.

– Следующую дверь можно открыть только в том случае, если закрыл предыдущую… А я еще никак из колонии выйти не могу.

Машина трогается с места, оставляя за собой территорию за колючей проволокой.

Я тогда не предполагала даже, что еще неоднократно столкнусь с этим осужденным, но точно знала, что обязательно вернусь сюда.

продолжение следует…

Варя ШЛЕНСКАЯ
Все персонажи реально существуют, имена изменены.
Фотографии использованы лишь для иллюстрации атмосферы и сделаны не в Калужской области.
Использованы фото из отрытых источников в сети.

Расскажите друзьям:
Загрузка...