Калужские квартиры. Съём второй: Нина

Наш город сдает квартиры бешеными темпами. Не секрет, что многие обеспеченные люди вкладывают свои деньги в недвижимость, как в самую надежную валюту, а потом живут на арендную плату. Квартиры в центре города претерпевают евроремонт и специально «фаршируются», чтобы можно было их подороже сдать иностранцам. Цены на аренду недвижимости порой доходят до 100 тысяч в месяц.

Что остается делать студентам, приехавшим в город учиться из районов и других областей? Они снимают квартиры без удобств, комнаты у бабушек, и выкручиваются, и умудряются жить там весело и увлекательно.

Мы продолжаем рассказывать занимательные истории калужских студенческих квартир. История вторая:

Нина, 23 года, выпускница калужского медучилища

angry-old-man– «Остановите на аллейке!» – такова была главная фраза, которую мне, только что приехавшей из Барятинского района и не знавшей Калугу студентке, пришлось выучить быстро и от зубов.

Малогабаритная Грумландия

Мы жили чуть правее от этой аллейки (все, кто ездил по 4-му маршруту, знают эту несуществующую остановку) у Грума. Так мы звали деда, который сдавал комнаты в своей четырехкомнатной хрущевской малагабаритке. В двух комнатах по двое, в проходной комнате стояла гладильная доска, а еще мы там сушили одежду, когда было холодно и сыро на улице.

В Четвертой комнате жил сам Грум, а квартиру мы называли Грумландия.

Старик и трусики

девушка и старикСудя по всему, этот старик был совершенно одиноким, потому, что к нему никогда не приходили родственники. Он жил на пенсию и немного подрабатывал, ремонтируя старые радиоприемники.

Мы отдавали ему плату за жилье в конце месяца, а через неделю все оставшееся отбирали и покупали на эти деньги ему продукты, какую-то одежку, если видели, что у него нет: дед пил безбожно и пропивал, а может, терял все деньги. Временами ему просто нечего было есть.

Каждый раз, напившись, он врывался к нам в комнаты, бросал в нас одеждой, которая сушилась, кричал: «Собирайте свои трусики и валите отсюда!» Почему-то именно трусики ему не давали покоя…

 

Бывало такое, что мы убегали от Грумовых пинков, бывало – от паяльника и даже от топора. Регулярно, раз в месяц, все обитатели квартиры разбегались от него по городу – по друзьям и знакомым. Я чаще всего шла в общагу на Черемушках, к своему другу, который никогда не закрывал дверь, а если закрывал – для порядку – то ключ всегда висел на гвоздике над дверью.

О вреде паяльников

В нашей Грумландии всегда откуда-то было очень много народу. Помню, девчонки приводили туда своих парней – жить. А однажды там тусовалась целая панковская кодла со сквера Карпова. Грум как-то спокойно к этому относился. Ну за исключением одного дня в месяц. Но мы ему тот день всегда прощали, возвращались и аккуратно выдавали плату за следующий месяц.

Спустя время мы начали разъезжаться: кто-то доучился и уехал домой, кто-то вышел замуж. Грум не стал брать новых людей. Я съезжала в числе последних, и видела уже эту квартиру пустой. Буквально пару недель я проезжала мимо аллейки и увидела, что квартира со стороны того торца, где жил Грум, выгорела. Он постоянно ремонтировал там что-то своими паяльниками…

Надеюсь, его успели спасти…

Продолжение следует…

Расскажите друзьям:
Загрузка...