Калужские поэты посвятили стихи Первой городской премии «Человек Года 2018». Голосуем за лучший

Пару месяцев назад Калуга 24 и творческое объединение Kunst Für Alle в социальных сетях объявили о старте поэтического конкурса, посвящённого Первой городской премии «Человек Года 2018«. Не обделенные даром слова присылали свои стихотворения, посвященные теме «Человек».

Дмитрий Горенский, поэт:

Мы собрали кандидатов на соискание главного приза — съемки клипа по мотивам текста. Читатели могут путем голосования выбрать своего фаворита, а в процессе — насладиться калужской поэзией и представлением творцов «Человека».

Евгения Шабаева

Верно, взрослая: больше себя не жалко.
Посмотри, как лихо орудую зажигалкой!
Не курю — не бойся, но с газом справляюсь в кухне.
Взвейтесь, что ли, кострами, бессонные ночи, — и да не
потухнет,
Не потухнет, пока не выпарит в небо до стона, до звона
Всё, о чём говорили за завтраком на перронах,
На советских балконах
Да аглицких мокрых газонах…
Взвейтесь, что ли, кострами, несчётные коробы
мыслей,
Посмердит, конечно, от вас, и чад постоит
коромыслом…
Но, поскольку наломано дров от души да поленьев,
Кто-то должен возжечь этот хлам — и грядущее
поколенье
Сохранить от разбора ошибок, которых лучше
Им не знать. Ну же, взвейтесь, кострами, вы, мёртвые
наши души,
Воспарите к Тому, Кто один не будет отравлен
Всем, что нам не исправить…
Дорогие (кому-то), рождённые кем-то (не нами) дети,
Ох, не стоит ни сетовать, ни жалеть вам,
Что от нашего сумрачного столетья
Не осталось истории вам, культуры…
Иногда пепелище лучше макулатуры,
Испещрённой, будто сибирской язвой,
Неудавшихся жизней чьих-то унылым сказом,
Или проще — маразмом.
Взвейтесь, что ли, кострами, болезные строчки,
Не вплетайтесь в простор сети, не стучите ночью
По бессонному черепу клавиатурой Кверти,
Ни о чём не сетуйте, не жалейте…
Возжигаю, Господи, фимиамом
Горы выскобленного из недр хлама,
Дорогим когда-то, бесценным бывшего…
Возжигаю себя Тебе — разберись, услышь меня

Александра Малёванная

Всем здравствуйте
Сегодня все здесь собрались,чтобы послушать мое
стихотворение
Но сразу я скажу,что не Есенин и не блок
Поэтому не велико мое творение
Но всё же прекращу растягивать мгновение
И наконец начну свой монолог
Чтоб быть счастливым в этом мире
Не редко нужно слушать лишь себя
Идти наперекор устоям мира и не тушить в себе
горящего огня.
Вокруг толпы людей/прохожих.
Не утаю, по модулю одно и тоже
Однако мы внутри, ну совершенно не похожи.
А что такое счастье для тебя,мой друг?
Я предвещаю,общество нам скажет,
Что шаг нельзя и сделать вправо влево даже.
Ведь ты такой как мы,а значит и как все,
Зарой свои таланты,храни под плинтусом,пускай горят
в огне,
Ведь если ты покажешь их во вне
То могут сбыться все твои желания.
В какой нибудь счастливой стороне.
Ты должен быть удачным трафаретом
Срисованным простым карандашом
Чтоб вдруг не смог ты стать прекрасным
человеком,счастливым и надежным,всё в одном.
Поверь мне друг,тебя никто не будет
Пинать всю жизнь и заставлять тебя
Без счёта говорить,что ты свободен духом и можешь ты
стоять колено не клоня.
Ведь ты творец,судьбы своей хозяин.
Никто не сделает работу за тебя
Здесь всё зависит только от тебя
Не полагайся ты на совпадение/случай.
Ты помни,ты один и должен быть всегда
Готов к борьбе за звание «я лучший»
Иди к своей мечте и не жалей себя.

Семён Коренкович

это утро,
когда я впервые увидел тебя,
каким оно было?
наверно таким же, как сейчас..
но что-то каждый раз по другому.
я просыпался в одно время с тобой,
вставал до рассвета за час,
чтобы любоваться тобой заранее,
Солнце

Марина Улыбышева

Господи, как же мне холодно и неуютно.
Как неуютно, и мутно на сердце, и смутно.
Дерево – дурень, река – недотыка, и камень – дурак.
Господи, как неуютно и холодно как.
Господи, с чем мне собраться и как мне согреться?
Как успокоить своё неспокойное сердце?
Как из глубокой печали, из праха восстать?
К белому молу, причалу, пределу пристать?
Как же мы гордо живём и как ходим опасно.
Как же страшны небеса твои, Господи, как же
прекрасны
в гроздьях свинцовых, в клубах облаковой резьбы,
не приклонившие ухо на наши мольбы.

Александр Трунин

Ветер

Ветер силен, но можно стоять на ногах,
даже пройти осторожно от дома к дому,
то напирая грудью на воздух, то делая взмах
вместо крыла рукой навстречу порыву тугому;
лучше всего сидеть в четырех стенах,
бить баклуши, не целясь, или играть с котом,
свет погаснет — зажечь запыленный огарок —
как там в Михайловском Пушкин? — выберу нужный том —
собр. соч. в десяти томах; книга лучший подарок —
так нас учили, да перестали потом;
мудрость, она ведь в чем — отсидеться всласть,
если никто не ждет, и никому нет дела,
если родные, близкие, сослуживцы, начальство, власть
не претендуют на душу твою и тело;
как хорошо исчезнуть для всех, пропасть
где-то на малой родине, в милом своем закутке,
лучше еще, если сошлют в родовое именье,
между прогулкой и сном смотришь — перо в руке,
глянешь — стишок готов между бездельем и ленью,
так живешь безгрешно с музой накоротке;
слушаешь ветер, жмешься поближе к печи,
думаешь: дом ветшает, надо б заняться ремонтом
как-нибудь летом. От чая рту горчит.
Ветер шумит, словно над древним Понтом.
Да ковыляет фонарик чужой в черной ночи.

Игорь Красовский

Как-будто

Как-будто
Всё выучил. Всё знаешь. Неприлично
Давно живешь, в любую непогоду
Вбирая день обманчиво обычный,
Как губка из-под раковины воду,
Сжимаясь с мягким хлюпающим звуком,
Как будто нажитое шаг за шагом прячешь.
Сравнения выдумывать от скуки —
Душевное расстройство, не иначе.
Иначе – смерть. Условная. «Как будто».
При ней все признаки, описанные в книжках:
Темно и холодно, недвижно, неуютно,
Не тянет к людям. В сонном городишке
Невзрачны внешности. Грузны, тяжеловесны
Отёки век – болезненное сходство.
Его отметил автор неизвестный
Широкой публике. Юродствуй, не юродствуй,
Зазря надсаживая слабенькое горло
В одной из типовых многоэтажек,
Ты есть, но есть «как будто», иллюзорно,
И лучик света мимо твоих окон мажет.

Инна Теплова

Мой век

Пока морозен колкий воздух, пока не дарит небо снег,
Идет размеренно и просто по берегу реки мой век.
Идет, ни на кого не глядя, идет, ни на кого не злясь,
Шагами пишет, как в тетради, и за поля выходит вязь.
Идет, куда не ходят люди, идет, куда не пустят их,
Туда, где никого не будет, где ветер беспокойно тих.
Его следы то невесомы, то будто налиты свинцом,
Он словно вышедший из комы старик с испуганным
лицом.

Кирилл Козыкин

Ищет проходы в модный жир денежный
Дней хороводы мелькают во лжи идей смешных
За свободу от мира нового этого
Пьет грязную воду эфира прямого бреда
Дрязги, невзгоды, недоверие друг к другу
Пляски народа, лицемерие духа, разруха
Вязкие годы молчания массы серой
Разума роды печальны для вас всех
Связан и продан, отчаянный он был воин
Корабль уродов, отчаливай вон! Уволен!
Солнца восходы встречает бетонный город
Спешат пешеходы нестройным потоком по норам

Максим Пучков (МС SCHON)

За обложкой, за первой страницей в сети.
Ваши книги не блещут сюжетом.
Каждый хочет оставить свой след, но, увы, лишь следит…
Кичась то удачными кадрами, то бюджетом.
Съемка достойна похвал.
Костюмеры, гримеры, массовка…
Но идея, увы,не нова,
Из плодов ее выжаты соки.
Но моя печаль не о том.
Мне жаль, что их образы блеклая тень.
В сотнях, тысячах, ярких постов,
Я теряю тех кто их пишет, людей…

Павел Тришкин

Он гибнет за своё
Он гибнет за своё, вам нечем крыть.
Глаза весны не сохранить сухими.
Герои умирают молодыми,
А что до нас?.. мы остаемся. Жить.
Когда уже рубцов не сосчитать
От уходящих, близких, настоящих,
А скрипка первая, и та сыграла в ящик,
Тогда приходит наш черёд вставать.
И мы встаем. Мы не умеем так,
Как те, от нас ушедшие, умели.
Но больше некому, и мы выходим к цели.
И мы несём их души на руках

Стих какого автора вас зацепил?

Посмотреть результаты голосования

Загрузка ... Загрузка ...
Расскажите друзьям: