Кира Сазонова: «Себя невозможно найти, себя можно только создать»

Кира Сазонова: «Себя невозможно найти, себя можно только создать»

Кира Сазонова — успешный политолог. Известность пришла к ней после участия в телевизионных политических проектах. Ее рассуждения способны отправить в нокаут любого оппонента.

Кира Сазонова представляет собой плеяду новых фигур в политике, способных притягивать к себе внимание не только зрителей шоу, но и профессиональных экспертов с многолетним стажем.

На сегодняшний день Кира Сазонова входит в региональную тройку кандидатов Политической партии «ЗА ПРАВДУ» на выборах в Законодательное Собрание Калужской области.


Экспертная позиция

— Я юрист-международник по образованию и по роду своей профессиональной деятельности. Когда мне предлагают дать экспертные комментарии, я стараюсь откликаться лишь на те вопросы, которые соответствуют моему профилю. Он в целом достаточно широк: я дважды кандидат юридических наук — по международному праву и политических наук по международным отношениям. Я всегда говорю о том, что это не две совершенно разные области, которые удивительным образом сошлись в моей биографии, а абсолютно совместимые точки приложения сил, которые друг друга усиливают и дополняют.


О влиянии России в мире

— Как мне кажется, определенное «провисание» в области военно-стратегического сотрудничества по линии ближнего и дальнего зарубежья наблюдалось в ранний постсоветский период. Несмотря на это, за последние десять-пятнадцать лет мы очень сильно поднажали, поэтому те страны, которые в советское время находились в определенной коммуникации с Советским Союзом по военно-стратегическим вопросам, и с сегодняшней Россией сохраняют сотрудничество на должном уровне.

Мы с вами видим, что, несмотря на закрепленный на межгосударственном уровне отказ от неправомерного применения силы, определенные очаги конфликтности все-таки сохраняются. Кроме того, государства сохраняют за собой право на индивидуальную и коллективную самооборону, поэтому никогда не знаешь, что произойдёт завтра. В подобной атмосфере общей тревожности оружие нужно для самоуспокоения. Кроме того, военно-техническая конкуренция также кажется мне не самой плохой вещью.

Из-за болезненного перехода от Советского Союза к Российской Федерации положение страны осложнялось тем, что долгие годы Россия выплачивала внешний долг всех советских республик. Кроме того, по объективным причинам первые десять-пятнадцать постсоветских лет требовалась большая концентрация на экономической и внутриполитической сферах.

Сегодня ситуация сильно изменилась и выправилась. Во-первых, «выпрямляющий» тренд связан с экономической устойчивостью, покупкой и экспортом технологий. Во-вторых, с двухтысячных годов у нас появился свой внешнеполитический голос и стиль. В 2004 году на должность главы МИДа пришел Сергей Викторович Лавров. Он усилил внешнюю политику РФ, после чего изменения стали происходить не только количественные, но и качественные.


Риски глобального противостояния

— Дело в том, что мир очень сильно изменился после августа 1945 года, когда произошло первое и пока единственное в истории боевое применение атомного оружия. К 1949 году атомная монополия США была нейтрализована усилиями Советского Союза. Появилась доктрина «взаимного гарантированного уничтожения».
Долгие годы в ООН существовал специальный «комитет ужасов», который считал, сколько раз земляне могут уничтожить собственную планету с помощью накопленных вооружений. Когда дошли до цифры восемь, считать отказались. Мне кажется, это очень показательная «ООНовская легенда». Большая часть политических лидеров отдают себе отчёт в том, что открытое применение силы сегодня никому не выгодно.


«Почва для конфликтов будет всегда»

— Безусловно, почва для конфликта (этническая, религиозная, культурная и т. д.) может присутствовать в любой стране. Мы наблюдаем очень тревожную тенденцию, когда это используется внешними силами. Фактически определенное «слабое звено», которое присутствует у любой страны, может быть использовано в не самых благих целях.

Дело в том, что мы живем в эпоху информационной глобализации, когда факты, цифры, слухи и сплетни разносятся по планете со скоростью лесного пожара. В результате некоторые темы становятся настоящим медийным вирусом. Закономерным последствием этого становится информационная война на межгосударственном уровне, или, как часто говорит Сергей Кужугетович Шойгу, «гибридная война», которая как раз сочетает в себе боевые и информационные элементы.

«Цветная революция» — это, безусловно, технология. Она построена на циничной эксплуатации «запроса на перемены», который особенно ярко присутствует у молодого поколения. Это нормально, когда новые поколения хотят жить лучше, однако печально, когда это стремление становится объектом спекуляций зарубежных политтехнологов. Надо запомнить и следующую закономерность: революции могут начинаться с помахиваний цветочками и декларациями о мирных намерениях, но заканчиваются всегда пролитой кровью.


«Выход из зоны провинциального покоя»

— Картина, когда обыватель жил идеалами глянцевых журналов, не интересовался политикой и надеялся на гуманитарную западную помощь, осталась в прошлом.

Поскольку мы говорим о современных российских реалиях, у нашей страны и, соответственно, у ее граждан выбор определен. Если вы претендуете на великодержавность и на постоянное членство в Совбезе ООН, то всеохватность будет вашим вторым именем. Поэтому нам нужно заниматься в равной степени как внешней политикой, так и внутренним направлением. Что происходит, когда Россия слегка забрасывает внешнее направление, мы наблюдали в 90-х годах, когда началась эпоха «гуманитарных и военных интервенций» западных стран по всему миру, в частности на Ближний Восток и Балканы.

Позиция российского государственника всегда должна быть как у двуглавого орла: смотреть на оба направления — и на внешнее, и на внутреннее. Причем внешней политикой необходимо заниматься без ущерба для внутренней.


Выбор в пользу партии «ЗА ПРАВДУ»

— Мне импонирует позиция партии в определении роли России в глобальном мире, отказ от позиции зависимой от Запада территории.

Объективные параметры России, как страны с высоким потенциалом и высоким уровнем запросов и амбиций, неизбежно заставляют вспомнить архаичное понятие «империя». Однако империя не как страна, которая расширяется за счет бесконечных захватов (как постоянный член Совета безопасности ООН Россия в принципе не может этим заниматься), а империя в культурном понимании. Империя людей по всему миру, которые говорят и думают на русском языке.


О проблемах феминизма

— Феминитивы мне категорически не нравятся, поскольку я люблю великий и могучий русский язык в его классическом варианте. Что касается гендерных моментов, в нашей стране сложилась уникальная ситуация: Конституция 1918 года одной из первых в мире полностью уравняла права мужчин и женщин. Именно поэтому российским женщинам фактически не пришлось бороться за свои политические права. Феминизм — это некая боль, которую мы наблюдаем у женщин на Западе, поскольку у них женщинам действительно пришлось несладко в эпоху суфражизма.

Допускаю, что в некоем абстрактном будущем в кресло российского президента сядет женщина. Но я считаю акцент надо делать не на гендере, а на профпригодности. С позиций российской ментальности можно констатировать, что российское общество президентом видит все-таки мужчину.

Кроме того, искусственное гендерное равенство с системой квотирования и прочим представляется мне крайне губительным для эффективности абсолютно любой отрасли, а также для здравого смысла. В российской политике достаточно много женщин: из 450 депутатов Государственной Думы женщин почти 70, причем многие из них широко известны. В целом каких-то сильных тенденций, откровенно дискриминирующих женщин, в нашей стране я не ощущаю.


«Женщины должны быть конкурентоспособными, сильными профессионалами»

— Я всегда исхожу из парадигмы того, что себя невозможно найти. Себя, наверное, можно только создать. Найти свои сильные стороны, заниматься любимым делом, чувствовать себя реализованной — все это является не стопроцентным рецептом счастья, но, по крайней мере, неким фундаментом того, чтобы все большее количество женщин ощущали себя состоявшимися.

Конечно же, нужно прикладывать усилия к тому, что вы считаете важным для себя и своей профессии, и постоянно самосовершенствоваться. Любая эффективная среда — это, прежде всего, конкурентная среда. Стоит понимать, что, если женщины претендуют на какие-то заметные места в экономике или в политике, то речь идет о том, что эти женщины должны быть конкурентоспособными, сильными профессионалами, а также стойкими личностями, чего я и пожелаю всем калужским избирательницам!


Материал оплачен со специального избирательного счета из средств избирательного фонда Регионального отделения Политической партии «ЗА ПРАВДУ» в Калужской области.

Расскажите друзьям: