«LooK24» в гостях у ветеранов

Это будет еще более, чем предыдущий, субъективный выпуск. Мы опять позволили себе субъектив, поскольку речь пойдет о наших родных и близких людях, а еще о главном празднике в наших семьях.

9 мая традиционный визит к дедушке с бабушкой. Звучит, как будто это редкий случай, но поверьте, это не так. Хоть им уже за 90, они у нас держатся. Частенько оставляем сына у них, или дедушка сам приезжает, и никогда – с пустыми руками. Взаимопомощь и поддержка в моей семье и семье мужа, а его дедушка и бабушка тоже, слава богу, здравствуют – в порядке вещей.

Стали собираться. Возник вопрос, что надеть, чтобы и празднично было, и не жарко, и, главное, чтобы бабушка не сильно критиковала. Она – мой главный цензор по стилю! Но до сих пор никак не удавалось ей угодить. То слишком коротко, то слишком длинно, то прическа не та. Вчера я стояла перед зеркалом и подбирала, правда, опять чисто интуитивно, такой наряд, чтобы ей понравился. Эти метания  натолкнули на мысль совместить поздравление наших ветеранов с публикацией в этой рубрике. За разговорами и воспоминаниями о войне и том, как жили после, полистать фотоальбомы, разглядеть, как одевались молодые люди в послевоенное время. И всё это непременно запечатлеть!

Поэтому мой лук, располагающий к общению и вызывающий доверие — это был вопрос стратегической важности. Старания по подбору образа, который понравился бы очень пожилым людям впервые увенчались успехом. Наверно с возрастом что-то понимать стала, не иначе. Обе бабушки с порога отметили, каждая в своей манере, что я в кои-то веки прилично оделась («а то вечно ходит-не-пойми-в-чём») Сейчас, когда села за оформление публикации, нашла статьи о моде 50-х и 60-х годов, и стало понятно, почему мой наряд имел успех у старшего поколения.

«Едва ли не единственным гламурным женским образом СССР того времени была Майя Плисецкая. Она была первой советской артисткой, которую сфотографировал журнал «Вог»

Да и с прической угадала. «В СССР одинаково модными были две разновидности бабетты – просто высокий начесанный пучок и плетеный пучок, который назывался «хала», потому что напоминал пышный плетеный хлеб».

«Полувековой юбилей XX века заставил вспомнить о тех прекрасных временах, когда в женщине ценилась прежде всего женственность. В это время и родился главный стиль послевоенных – «New look» – новый взгляд на образ женщины. Действительно, на смену широкоплечим и геометричным формам военного времени должны были придти новые силуэты. Вдохновленный романтизмом XIX века, Диор создал коллекцию, в которой каждая линия одежды подчеркивала женскую грудь, талию и бедра. Силуэт «песочные часы» – затянутая в корсет талия, покатые плечи и пышная, либо узкая юбка – стал трендовым на десятилетия. Дополняли эти сказочно красивые наряды необычные шляпы и туфли на каблуках».

Итак, мы в гостях, поздравляем Михаила Федоровича и Галину Николаевну, слушаем рассказ о фронтовых перипетиях техника и механика лётного состава, и просматриваем старые фотографии. На вопросы об одежде дедушка не ответил, да и не нужно это. Один лацкан его пиджака может о многом поведать и многое дать понять…

А вот как они пошли в фотоателье и сделали этот снимок, совсем не помнят.

На бабушке крепдешиновое платье в горошек, сшитое на заказ. И этим, в общем-то, всё сказано, о том, как она одевалась с 18 лет и по сей день. Мои старики консервативны во всём. В том числе и в одежде. Тут всё просто. Это ее любимый материал, готовые платья, купленные в магазине, она никогда не признавала. Да и выбора в те времена другого не было. Вот и сейчас, для памятной фотографии она попросила достать неизменное крепдешиновое платье, сшитое в ателье. Одно отличие – горошек мелкий стал.

Отправляемся к другой семейной паре. У них нет ни одной карточки из фотоателье, зато море любительских, так душевно и подробно повествующих об их счастливой совместной жизни. Все оформлены в альбомах, так трогательно и не без юмора подписаны. Знакомьтесь, это – Анатолий Иванович и Нина Григорьевна.

Он – без сомнения натура более творческая и даже авантюрная, нежели несколько чопорный и обязательный Михаил Федорович. Анатолий Иванович, дойдя до Берлина, можно сказать, стал праотцом современных  look’ов. Вот доказательство: зашли они с напарником в очередной берлинский дом, дабы наладить радиосвязь в одной из квартир (дедушка был связистом в артиллерийском полку), и не смогли пройти мимо красивых немецких шмоток, разложенных в той квартире. Надел их Анатолий Иванович прямо поверх своей формы, а у напарника был с собой фотоаппарат, так он его в этом прикиде прямо на месте и запечатлел, а потом они эти вещи сняли и положили на место. А могли бы и с собой ведь прихватить! После войны трофейные товары пользовались широким спросом. Писатель Эдуард Лимонов в своей книге «У нас была великая эпоха» так описывает сложившуюся после войны ситуацию: «На барахолках страны приземлились и пошли по рукам платья, костюмы, пальто для всех полов и возрастов — «трофейное барахло», вывезенное солдатами в вещевых мешках из покорённой Германии…»

А вот еще случай был. Возвращался Анатолий Иванович из Берлина домой. По дороге купил отрез, по приезду костюм себе пошить, не ходить же в форме повсюду. Пока добирался, повздорил с одним человеком. Тот его за грудки схватил, да и вырвал кусок ткани от рубашки, ну, дедуля, не будь трусом, и ответил – схватил обидчика за плечико, да погон-то и оторвался. А тут товарищ милиционер в аккурат мимо проходил, и посчитал он, что вред, нанесенный Анатолием Ивановичем тому нехорошему человеку серьезней, чем кусок рубахи в руках обидчика. Проследовать попросили Анатолия Ивановича для выяснения обстоятельств. Уголовным кодексом стали тыкать, со статьей о хулиганстве ознакомили, как бы намекая… А что с Анатолия Ивановича было взять, окромя того отреза? Им и откупился… Чтобы вы не подумали чего, это был единственный случай, когда дедушка по ту сторону закона заглянул. У него в жизни с законом потом всё в порядке было — он стал главным судьёй калужской области. Но это уже другая история…

Так вот, вернулся Анатолий Иванович после войны домой, на службу поступил, женился на Нине Григорьевне. И стал, судя по фотографиям, этаким франтом. Отличительной чертой модного мужского силуэта того времени были широкие подкладные плечи, как у пиджаков, так и у верхней одежды. Рубашки носились как однотонные, так и в полоску, с небольшим воротником и галстуком. Причём был актуален широкий силуэт, как будто вещи несколько великоваты. Кстати, муж, он же один из внуков Анатолия Ивановича (их у него шестеро) до сих пор иногда надевает дедушкин шерстяной плащ тех годов.

«Важным аксессуаром каждого интеллигентного или руководящего мужчины была фетровая шляпа. Тогда же прозвучал вопль мещанки: «А ещё шляпу надел!»

Да и Нина Григорьевна не отставала. Соответствовала своему видному мужу.

«Рядовая советская женщина 1950-х гг. выглядела практически так же, как и в 1940-е, т.е., попросту, старомодно. Приветствовались дешевизна тканей; незамысловатость и ограниченное число деталей кроя; рентабельность их в производстве и удобство в эксплуатации. Во всем необходимо было строго придерживаться ГОСТов. Копирование с западных журналов запрещалось. Позволялось взаимодействовать только с модными журналами стран социализма – Болгарии, Польши, ГДР, которые, в свою очередь, ограниченно перепечатывали западные модели. Таким образом, мировые модные тенденции опосредовано все-таки проникали в СССР, но происходило это с безнадежным отставанием… Над модниками и модницами по-прежнему смеялись, это не поощрялось. Общественным мнением культивировался образ женщины-труженицы, которой чужды «тряпичные» интересы буржуазных бездельниц».

Наконец, нашлась фотка, одна из лучших совместных. У Нины Григорьевны на ней такое платье роскошное, прямо как то, в котором она нас встретила в этот раз. Делаем снимок на долгую память.

Вы только посмотрите, как в этих людях до сих пор чувства друг к другу играют! Как они припоминают обстоятельства, при которых делался каждый снимок, подначивают да воркуют.

Еще одна забавная подпись:

«Спидола»(радиоприёмник) была признаком богатства, зажиточной жизни.

Глянула бабушка на эту фотографию, и вспомнила, что у нее в холодильнике еще баночка красной икры имеется. Открыли, намазали. Смотрите, говорит Нина Григорьевна, как нынче пенсионеры живут! Вот-де нынешний признак зажиточности!

Под вечер и правнуку (одному из семи!) представилась возможность сделать почетный лук.

Дорогие наши дедушки и бабушки! Мы ценим каждое мгновение, пока вы с нами. Вы не даете нам быть взрослыми. Как можно ощущать себя серьезными дядями и тётями (а ведь давно пора бы), когда мы всё еще внуки?

Ваши Анечка и Антоша.

Расскажите друзьям:
Загрузка...