Михаил Дмитриков. Об ответственности, благодарности и своем понимании «кайфа депутатства»

О первом заработанном миллионе, калужском жителе, деревенской благодарности и о депутатстве – мы говорим с депутатом Законодательного собрания Калужской области Михаилом Дмитриковым.

Предприниматель, депутат Законодательного собрания Калужской области по территориальному округу № 7. 34 года. Женат, воспитывает дочь.

михаил дмитриков 13

— Михаил Григорьевич, почему вы решили стать депутатом?

— Я вначале стал депутатом на местном уровне. Как это произошло? В какой­-то момент своей деятельности столкнулся с мелкими бытовыми проблемами, которые, как я подумал, легко было бы решить, если бы сам стал за них отвечать. В 2011 году выдвинулся в Поселковое собрание Товарково и был избран.

И только став депутатом, а затем и главой поселка — понял, как сложно решать проблемы, и как их много, и как они друг с другом связаны.

Что-­то все-таки мне удалось решить, и то, что жители Товарково, где я работал, предложили попробовать свои силы уже в областном Законодательном собрании – это результат моей первой муниципальной работы.

михаил дмитриков 3

— Из какой вы семьи?

— Я из семьи педагогов. Мама — учитель начальных классов, отец — учитель труда. Сестра тоже имеет педагогическое образование, но в школе недолго работала. Я же выбрал другой путь. С детства меня привлекала техника, хотелось что-­то делать своими руками, казалось, производство и ремонт чего-­то позволит прокормить семью. Видел себя мастером авто­слесарного предприятия. А высшее образование мне понадобилось уже по прошествии времени.

Учился заочно в Северо­западной академии государственной службы, сейчас она называется Российская академия народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ. По образованию я менеджер муниципального и государственного управления. Живу с женой и дочерью в арендованном доме в Мстихино.

михаил дмитриков 8

— Знаете ли вы цену деньгам?

— Когда я стал депутатом, поделил деньги на две части: заработанные в бизнесе, которые ты имеешь право потратить на любые личные нужды, и другие –государственные в виде областного бюджета, который ежегодно утверждается депутатами, и которые принадлежат исключительно налогоплательщикам. Они воспринимаются мной, как инструмент для развития общества и поддержки людей. И я знаю цену деньгам, потому что личные заработал собственным трудом.

В 2000 году у меня были только монеты – не было ни одной купюры. Мне все доставалось не легко.

— Как?

— Мне было 19 лет, я учился, и благодаря несложной учебе несколько дней в неделю оставлял себе для работы. Мы с приятелем начали устанавливать металлические двери. Три с половиной тысячи дверей я поставил своими руками. И получал тогда 8% от стоимости их установки.

Приходилось много работать для того, чтобы накопить какой­-то первый капитал. В те годы я купил себе свою первую машину мечты – «Део Нексия» — и подумал, что все – жизнь удалась. Но меня ждали новые перемены.

— Что же произошло?

— Мне предложили создать небольшую фирму, которая занималась бы продажами сим­карт – в те годы это было актуально. Я открыл первый в Дзержинском районе частный салон сотовой связи в деревне Жилетово, рядом с придорожным кафе. В процессе работы уже стал расширять этот бизнес – вскоре стало семь салонов связи, а рост пришел, когда несколько мобильных операторов зашли в район. Тогда речь пошла уже о нескольких миллионах рублей ежегодного оборота.

Позже был уже более серьезный проект – мы были первыми в регионе, кто разработал и установил терминалы для пополнения счета. До этого ведь можно было пополнить счет только купив карточку и послав на определенный номер пин­код с этой карты. Платежный терминал – это было серьезное и удобное для людей новшество.

михаил дмитриков 17

Вскоре даже бабушки стали разговаривать с терминалами. Когда голос из динамиков просил подтвердить платеж, бабушки наклонялись к аппарату, чтобы сказать, что подтверждают оплату. Сегодня это может быть выглядит забавно, но в то время «разговаривающий» аппарат многим был в диковинку.

Это сейчас считаются нормой сенсорные экраны, мобильные приложения для пополнения счета и моментальность операций, также как и жесточайшая конкуренция на этом рынке других платежных систем. Тогда же первые калужские терминалы были настоящим шоком.

— Кто в вашем доме хозяин?

— Я.

— И какие бытовые проблемы вы решаете?

— В последнее время я никаких проблем дома не решаю.

— Какой же вы тогда хозяин?

— Я бы смотрел на этот вопрос шире. У меня и времени нет на то, чтобы мыть посуду или выносить мусор… Если говорить о каких-­то больших домашних делах, вроде строительства дома, воспитания детей – тут, конечно, мое слово будет главным.

— А кто хозяин в ваших трех районах, где вы депутатствуете?

— Я думаю, что хозяин – это некая сплоченная команда. Здесь будет хозяйничать та власть и та команда, которые имеют, прежде всего, поддержку граждан и согласие с другими субъектами. А вот в том, что хозяйничать может народ, я сомневаюсь.

Люди, разумеется, могут повлиять на решения административного корпуса. Власть все же должна кому­-то принадлежать, а если она принадлежит всему обществу, то она никому не принадлежит, и порядка не будет. Управление — это четкие правила, а команда должна брать на себя ответственность за их соблюдение.

михаил дмитриков 2

— Расскажите про перемены в ваших районах.

— Когда я баллотировался в областной парламент, то собрал наказы от жителей трех моих районов, которые назвал «Народная программа». У моих избирателей была возможность высказаться обо всех проблемах, которые надо решить в их населенном пункте. Именно обещая устранить эти проблемы, я и шел в Законодательное собрание.

Сейчас использую все возможности для того, чтобы к концу моего депутатского срока, а это еще четыре года, выполнить «Народную программу».

программа дмитрикова

Разумеется, помимо того, о чем говорили во время предвыборной компании, приходится решать и те проблемы, которые становятся актуальными каждый день.

Исполняю и наказы. Например, в Дзержинском районе проблемы, с которыми ко мне в период предвыборной пришли жители, решены уже на 30%, а это значительная цифра, если учитывать, что в статусе депутата я пребываю только один год.

— Что вам приносит депутатство?

— Принято считать, что такой статус приносит деньги, но, когда становишься депутатом, ты понимаешь, насколько это предположение смешно. Наоборот, статус накладывает определенные обязательства, для исполнения которых приходится тратить личные деньги – на какие­- то необходимые объекты, на которые не предназначены бюджетные.

— Но ведь есть в чем­-то кайф депутатства?

— Безусловно. Когда вы понимаете, что у вас что-­то получилось, что еще одна школа построена, еще одной бабушке в деревне проведен газ, а в стареньком сельском спортзале появился новый спортинвентарь, и что это все сделано с вашим непосредственным участием, это действительно приносит сильные положительные эмоции, от которых трудно отказаться.

— От чего вы еще не можете отказаться? У вас есть вредные привычки?

— Как и у каждого человека, у меня их очень много. Я вырос в глубинке, прошел все стадии социализации, которую проходят все жители страны. Улица ведь тоже многому учит, а я рос в 90­е. Я понял, что если сам за себя не постою, то больше некому. Улица воспитала во мне характер, от нее я получил внутренний стержень, там я понял, как надо отстаивать точку зрения. Ну а про дискотеки и вечеринки… да, все это я прошел, также как и 90% жителей страны.

Должен сказать, что наша молодежная компания не позволяла себе хулиганить, нарушать закон, несмотря на тогдашнюю моду на криминализацию. Но и паиньками мы тоже не были. Могли за себя постоять.

— За что вам бывает стыдно?

— За некоторые неудачные публичные выступления. Я человек мнительный, и когда долго общаюсь с большой аудиторией, потом долго думаю, перевариваю, ищу ошибки в своей речи и всегда переживаю о том, что что­-то не так сказал. Все коллеги меня переубеждают – дескать, все волнуются, ничего страшного. Но я внутри все равно себя всегда съедаю.

— Что в вас поменялось, когда вы стали депутатом?

— Во мне ничего не поменялось. А может, я просто этого еще не понял. Когда я стал депутатом в поселке, первые года полтора только вникал, как работает структура управления, как взаимодействуют между собой депутаты, как общество реагирует на решения депутатов, как можно получить субсидии и почему одни из них дают, а другие – нет… Это очень большой, трудоемкий и энергозатратный процесс, который не позволит ощутить себя особенно значимым. Депутат – это человек, который постоянно работает, а не раздувается от собственной значимости.

михаил дмитриков 11

— Вы стали публичным? Узнают, подходят?

— Да, стали больше узнавать. Но основная масса просто здоровается и проходит мимо. Обычно, если кто­-то задерживается, то для того, чтобы выразить претензии. Многие считают, что наше государство о них недостаточно заботится.

— Что вы отвечаете?

— По ситуации. Если это то, что я обещал – принимаю меры. Если понимаю, что могу ситуацию решить – тоже беру на контроль. Но бывают такого порядка претензии, которые просто нецелесообразно решать. Какие-­то разрешения на стройки в местах, где нельзя вести строительство, и прочие вопросы, которые не имеют решения или требуют тщательной проработки.

— С какими проблемами больше всего обращаются?

— Дороги. Это самая больная проблема, самая серьезная.

Потому, что ими мы пользуемся ежедневно, много раз в день. У нас ломаются машины из­-за разбитых покрытий. Состояние дорог на некоторых участках делает их просто опасными, провоцирующими аварии.

— Это решаемо?

— Все решаемо. Капитальный ремонт дорог напрямую зависит от финансирования.

— Где взять финансирование в период кризиса?

— В период кризиса бизнес должен мобилизоваться и стать более социально ответственным.

— У нас же бизнес и так стонет от того, что на него наложили так много налогов и бюрократии?

— Не знаю, моя компания никаких стонов не издает. У меня есть возможность заниматься и социальными проектами тоже. И думаю, что любой правильно построенный бизнес может себе позволить поддержать в трудную минуту население и социальную сферу.

— Ваши районы отличаются друг от друга?

— Пожалуй. Тут, во­-первых, важен такой фактор, как территориальная раздутость моего седьмого округа. А во­-вторых, я бы обратил внимание на то, как отличаются районные города и крупные поселки от маленьких населенных пунктов. Вот здесь действительно заметна разница. Прежде всего в том, что в деревнях люди более добрые. Жители больших населенных пунктов не умеют быть благодарными. К любой социальной помощи с моей стороны они относятся как к моей обязанности. Но на самом деле, я не обязан свои средства тратить на них, это моя личная инициатива. А в деревне один мяч в школу – уже праздник. И я, конечно, больше люблю благодарных людей. Ради них хочется работать.

— Есть легенда, что Дзержинский район – самый обеспеченный в области, если не брать областной центр…

— Вот именно, что это только легенда. Дело в том, что значительная часть предприятий, сосредоточенных в районах, оформлена в областном центре или вообще в Москве, а значит их налоги в наш бюджет не поступают. Получается, что в районах традиционно много производств и казалось бы – они должны приносить деньги, но по факту этого не происходит. Система налогообложения в этом смысле несовершенна. К тому же, часто бывает так, что большие предприятия, наоборот, создают убытки для муниципалитета – карьеры и их большегрузы, которые разбивают дороги, например…

— Вы много работаете с людьми, можете нарисовать портрет типичного калужанина?

— Мне кажется, что люди не отличаются друг от друга по принципу географического расселения. Везде есть трудоголики и лентяи, интеллектуалы и просто неумные люди… Но мне бы хотелось думать, что типичный калужанин — это такой мужчина лет пятидесяти, с небольшой сединой, с добрым лицом, в рабочем комбинезоне. Настоящий мастеровой мужик, который умеет и любит работать. Я думаю, калужанин – он именно такой.

михаил дмитриков еще одна

— Какими вы видите свои перспективы? В Госдуму не собираетесь?

— Ну и вопрос? Не знаешь, что сразу на него ответить? Очевидно следующее — когда срок моего депутатства в областном парламенте будет заканчиваться, я буду анализировать свою работу, проделанную за пять лет. И на основе этих выводов буду строить свои планы. Только тогда ответ на вопрос о перспективах будет честным и правильным.

Если я почувствую, что мне и дальше по силам будет депутатский мандат, я буду работать над этим. С другой стороны – я понимаю, что, если мои отношения с избирателями будут складываться плохо, я могу разочароваться в этой сфере деятельности и уйти.

с Михаилом Дмитриковым беседовала Александра ПЕТРУХИНА
фотографировала Анастасия ЯЩЕНКО

Расскажите друзьям:
Загрузка...