Молодая учительница: «Какая разница, какого цвета у него волосы, если он хорошо учится?»

В первые выходные октября традиционно отмечается День учителя. Мы поговорили с молодым представителем этой профессии. Анна Голубева сама училась в школе с углубленным изучением немецкого. Тогда она решила связать свою судьбу с иностранным языком, отучилась в КГУ по этому направлению и стала преподавателем немецкого и английского языка в 46-й школе.

Мы спросили у учительницы с двухлетним стажем, успела ли она обзавестись «любимчиками», были ли у нее конфликты с родителями детей и как она относится к синеволосым школьникам.


Сколько у вас в ведении классов?

Девять. Это третьи, четвертые, пятые и седьмые классы.

Восприимчивость к языкам — врожденная?

Скорее, да. Но эту черту, как и любую другу можно выработать.

Часто у вас возникают конфликты с детьми?

Нечасто, можно их посчитать на пальцах одной руки, но конфликты были. С родителем: когда я ставила ребенку неудовлетворительную оценку. Пришла его мама с претензией. Я пригласила ее на урок с условием, что ребенок не узнает об этом заранее. Она пришла, ее дочь удивилась. После урока мама сказала, что претензий ко мне больше не имеет. Девочка, кстати, после этого случая начала заниматься намного лучше.

А вы вообще детей наказываете?

Во-первых, оценку «два» я сразу не ставлю никогда и даю возможность пересдать. У меня есть классное руководство, седьмой класс, и для них самое действенное наказание – лишить общения с собой. Детей задевает, если ты начинаешь их отчасти игнорировать. Они стараются исправить ситуацию, чтобы я вновь стала относиться к ним с доверием.


У вас есть особая методика обучения?

Я практикую на своих уроках изучение невербального языка. У нас, например, ни в одном учебнике не прописано, как на пальцах считают немцы: мы пальцы загибаем, а они разгибают. Мы фокусируемся не только на лексике и грамматике, а еще и перенимаем модели поведения народа, который говорит на изучаемом нами языке. Также смотрим с детьми иностранные мультфильмы и сказки в оригинале, обычно, в конце года.

У вас есть «любимчики»?

«Любимчиками» я их не назову, но мне действительно проще работать с некоторыми детьми. Теми, кто заинтересован в моем предмете и хотят развиваться. «Любимчиков» — нет, я люблю всех детей, пусть даже с неудовлетворительными оценками. Мы должны уважать каждую личность и стараться сделать ее.

Как вы относитесь к введению формы в школах?

Положительно, это дисциплинирует. Порой ученики забывают, где они находятся. Я не пропагандирую одинаковую форму, просто необходим просто строгий внешний вид. В дальнейшем это поможет человеку социализироваться. Правила надо уметь соблюдать и понимать где одна форма одежды уместна, а где нет.

Недавно был инцидент с «необычной» прической ученика в одной из российских школ. Что вы об этом думаете?

Двоякая ситуация. С одной стороны, это никак не повлияет на его успеваемость. Какая разница, какого цвета у него волосы и какой длины, если он хорошо учится? С другой, если в школе есть какой-то устав, будь добр его соблюдать. Да, если бы ко мне пришел ребенок с такими волосами, мне бы это не понравилось, и я бы попросила так больше не делать. Но в душе я понимаю, что это на учебном процессе никак не сказывается.

Какой язык лучше изучать детям, китайский или немецкий?

Английский. Ходит слух, что китайский нужно развивать, но, все же, учить нужно английский. А если кто-то захочет, то выучит и остальные.

Вы преподаете немецкий и английский. Какой проще дается ученикам?

Зависит от детей. Английский легок в грамматике, но сложен в произношении. Немецкий, наоборот: самое сложное – грамматика, зато как слышим, так пишем и читаем.

Довольны своим достатком?

Довольна, если не вспоминать, за какую нагрузку получаю такую зарплату.


Роман АРТЮХОВ

Расскажите друзьям:
Загрузка...