Мусоропереработка. Новое – это хорошо забытое старое

Мусоропереработка. Новое – это хорошо забытое старое

Можно ли где-нибудь в Калужской области сегодня сдать макулатуру, стеклотару и металлолом, так, как это было в советское время, получив за это деньги? Пунктов приема в областном центре и других крупных городах, а тем более райцентрах и сельской местности днем с огнем не сыщешь. На ум приходит только бывший «Вторчермет» в Мятлево Износковскогого района, где одинокий сторож иногда принимает металлолом.

А ведь если вспомнить относительно недавнее прошлое, то макулатуру стеклотару, пластик собирали все, кому не лень. Понятное дело, не от хорошей жизни, а чтобы наскрести пару копеек, кому на булку хлеба, кому на пузырь. Сейчас же, малость заматерев, залоснившись, российский человек перестал нуждаться в таком заработке. Но тут же возникает закономерный вопрос. А если вчера собирали, сортировали и сдавали, то кому-то это было нужно. И куда-то это все уходило? А что сейчас?

Вопросов много –  ответ один. Тот мусор уходил в Китай.

С начала 1990-х годов Китай является крупнейшим в мире импортером мусора. Поднебесная платила за западный мусор, при этом извлекая из него медь и железо, перерабатывая его в бумагу и пластик, производство которых куда более дорогое и энергозатратное, чем переработка. К примеру, для переплавки стало необходимо на 60 процентов меньше энергии, чем при ее добыче из железной руды.

Учитывая, что Китай сегодня — это основной производитель всего и для всех, не удивительно, что долгое время более 50 процентов мирового объема мусора отправлялось именно туда, где отходы перерабатывались. А затем, в виде товаров, частично возвращались промышленно развитым странам. Только в прошлом году КНР импортировала 7,3 млн тонн пластиковых отходов на сумму 3,7 млрд долларов США.

Китай до недавних пор даже платил за экспорт мусора, поскольку работа мусороперарабатывающих заводов требовала непрестанной загрузки. Из общего объема 7,3 млн тонн пластиковых отходов, экспортированных в Китай в 2016 году, 1,6 млн тонн приходится на страны ЕС. Но с 2018 года Китай ввел запрет на экспорт 24-х видов бытовых отходов. Оно и понятно, поскольку в Поднебесной на конец прошлого года объем собственного мусора составил 200 миллионов тонн в год.

Аналогичная ситуация складывается в Швейцарии, которая основывает свою жизнь на базе «зеленой экономики». И точно также заводы по мусоропереработке в Швейцарии требуют постоянной загрузки. По оценкам экспертов за мусор сегодня швейцарцы готовы платить.

В самой стране сортировка бытовых отходов для жителей –  дело обыденное. Они со швейцарской точностью и скрупулезностью отделяют пластик от стекла и каждый  определенный вид выносят к машинам в определенный день недели.

Город Троген. Швейцария. Отходы собраны и ожидают отправки на переработку

Но то Швейцария – оплот мировой банковской системы. И Китай – суперпроизводительность самых разнообразных товаров которого, сегодня невозможно описать в двух словах.

А что же у нас? Каждый день в России закапываются миллионы тонн бытового мусора, которые могут принести миллиарды рублей прибыли.

И сегодня в стране идет активное внедрение системы разделения твердых бытовых отходов и их переработки. Как мы уже писали в Подмосковье приняли даже специальную программу по утилизации ТКО. А в Калуге в микрорайоне Кошелев-проект установили контейнеры для раздельного сбора мусора.

А когда разделили – нужно начинать перерабатывать.

Мусороперерабатывающее производство в России только начинает развиваться. И как всякая инициатива, (так уж у нас водится) встречает препятствие. В Калужской области планируют создание МПЗ в Износковском районе близ деревень Михали, Раево, Павлищево, села Шанский Завод. В идеале в нескольких километрах от жилых домов.

Но инициативная группа несогласных жителей собирает пикеты, митинги, пишет петиции, выступая против строительства Экотехнопарка.

Сегодня вопрос в другом. Митинги и петиции против полигона ТБО — сегодня дело просто модное, я бы даже сказала попсовое, особенно на фоне обострившейся ситуации в Подмосковье на полигоне «Ядрово». Там от деятельности полигона пострадали люди.  Жители требуют его закрытия. И это правильно.

Утилизация ТКО – вчерашний век.

Но скажите, как можно говорить о том, что полигон нужно закрыть, когда альтернативы ему нет. А если она и возникает в качестве мусороперерабатывающего завода, ее пытаются зарубить на корню.

Агитаторы, выступающие против строительства ЭкоТехнопарка в Михалях не добившись желаемого эффекта от жителей деревень и сел Износковского района, решили задействовать в споре соседнюю Медынь. И следующие акции, пикеты и запугивания и будут проводится уже в Медыни. Дескать, от ЭкоТехнопарка (в их интерпретации — полигона ТКО) в Износковском районе, близ Михалей, которые не за один десяток километров от Медыни находится, та самая Медынь и окрестности пострадают.

Это уже даже не местечковый эгоизм, а банальная упертость, пытающаяся выглядеть как охрана окружающей среды. А ведь учеными-экологами всего мира доказано, что сберечь эту самую окружающую среду можно только за счет переработки мусора. И не только потому, что так не нужно будет предпринимать ряд мер для утилизации. А потому, что как показал опыт Китая, благодаря переработке нет нужды в непрестанной добыче ископаемых и производстве материалов.

Для современного общества вроде бы уже не должно стоять вопроса перерабатывать или нет. Но теперь нужно еще перестать видеть в этом зло, и принять то, что заводы такие нужны и они все же будут.

 Светлана НИКОНОВА

Расскажите друзьям: