Мы стали более лучше одеваться: социология современной моды. Часть первая.

Коко Шанель_цитата

Я давно думал, но никак не мог понять одну простую, казалось бы вещь — почему каждое лето женщины одеваются на наших улицах так, как они одеваются — вопреки здравому смыслу вываливая наружу свои далекие от совершенства немолодые телеса.

Ведь не может быть, чтобы они считали, что так на самом деле красивее? Не совсем же им ум отшибло. Значит какая-то внешняя, недобрая сила заставляет их это делать. И кажется я знаю имя этой силы: это «мода». Она принуждала их когда-то утягиваться в невыносимо жесткие корсеты и строить на голове прически, из-за которых приходилось спать сидя; она поставила их на высоченные каблуки; загнала их в концлагеря диет; продала их в рабство тренерам фитнес-центров; она мучает их каждый день, заставляя раскрашивать ядовитой краской свои нежные лица.

старые
Не то, что бы мне совсем не нравился результат того, что мода делает с женщиной, но, во-первых, я гуманист, а значит сторонник свободы, а во-вторых, в наши дни мода перешла границу дозволенного:

она разрешила женщине быть некрасивой. Этого я ей простить не могу. Я ее выведу на чистую воду.

Транснациональные гиганты индустрии моды, конечно, от этого не рухнут и тиражи Вога и Космополитена я обрушить не смогу, но у правды свои пути, она найдет последователей, пусть сначала и немного.
Если наши дамзели умудрились вляпаться в очередной дистресс, то вот я — Белый рыцарь. «Да, это мое собственное изобретение!» — словно про меня писал Кэролл. Вооружившись двухлитровым термосом кофе в темной полуночи я погрузился в гипертекстовой космос интернета, отыскивая, где там спрятана смерть кощеева — сердце международной модной индустрии порабощения женщин.

первое разочарование

И уже через час понял — никакой, знаете ли, не кощей! Растерянно облокотившись на меч, я удивленно наблюдал пеструю картину современной моды. И то, что я видел, мне, знаете ли, нравилось. Нет, не то чтобы все подряд и безоговорочно. Многие современные дизайнеры очень уж хотят выглядеть художниками и начинают играть со всякого рода контемпорари артом. Как всегда, в моде от кутюр есть откровенные провокации, продиктованные желанием обратить на себя внимание, вырваться из безвестности одним мощным рывком.

провокация

Много сделано откровенно не для того, чтобы носить каждый день, а чтобы разок-другой прогуляться по подиуму. Но все эти костюмы инопланетян из малобюджетных фильмов позднего СССР — лишь капля в море. Единственное, что меня всерьез покоробило — это тот образ мужчины-мальчика, что старательно лепится современными дизайнерами. Не близок мне этот инфантильный типаж. Но это ладно, мы вышли на поиски женщины, оставим в стороне прочее.

А с женщинами в современной моде — все хорошо! Они вполне феминны, весьма элегантны, легки, воздушны и все это в нежных пастельных тонах.

Нет, конечно сохранилась прижившаяся в 90-х этакая болезненная порочность, такие знаете ли угловатые, но ранимые анархистки с окраин — со взглядом исподлобья и тонкими запястьями, но это как-то уходит. И хорошо. Мы будем помнить тебя, девочка с пистолетом и цветочным горшком, растиражированная в миллионе копий, но больше не возвращайся.
В целом же, повторю, мне понравилось то, что производят нынешние модельеры. В мире, признавшем однополые браки, женская мода, кажется, пытается вернуть женщине то, что присуще только ей. Многое из того, что было представлено в этом и в три предыдущих года на подиумах – почти целомудренно.

зады
Откуда же берется этот дикий кошмар, что воцарился на наших улицах? Откуда эти ужасные джинсы, прилипшие к полноформатным славянским попам, эти топики, во всей красе демонстрирующие проблемы лишнего веса, а главное — откуда желание обнажить все то, что даже в раскаленном добела солнцем и страстью древнем Риме было принято прятать?
От созерцания дев, которым никакой дракон в их модном мире не угрожал, я отправился в царство слов и цифр, чтобы там выяснить — есть ли у моды на обнаженность какая-то социологическая подоплека. И вы знаете, что? Еще какая!

основной инстинкт

Чаще всего принято говорить, что обнаженность на современных российских улицах связана с желанием привлечь внимание, возбудить к себе сексуальный интерес. Фигня, как я выяснил.

Как утверждают социологи, а сам я эту мысль горячо поддерживаю, для того, чтобы спровоцировать мужчину надо не раздеваться а одеваться, причем одеваться достаточно специальным образом.

Абсолютная нагота, особенно если она представлена массово, наоборот, перестает работать. Женщинам африканских племен, использующим минимум одежды в повседневном обиходе приходиться именно одеваться для того, чтобы привлечь внимание мужчин во время всяких там ритуалов ухаживания и заключения брака. Фокус на самом деле прост: самое важное, что привлекает мужчину в женщине — это то, что он придумывает себе сам, надо только дать ему возможность придумать.

07

Есть и еще один момент — мужчина вынужден еще и постоянно думать о том, как подчеркнуть свой статус. Но о том, как этому помогают его отношения с женщиной — позже.

Сейчас нам важно понять, почему современная женщина, в отличии от прежних веков предпочитает обращать на себя внимание именно так. Ведь и тогда женщины старались повыгоднее выйти замуж. Но одевались все-таки иначе. Что случилось?

Дело в том, что женщина может очень разными способами презентовать себя при помощи одежды. Не вдаваясь в подробности, ради которых нам придется пуститься в долгий разговор с примерами, скажу лишь, что одежда помогает женщине сместить фокус мужского внимания или в сторону физического или в сторону эмоционального.

Оскар Уайлд_цитата

Как это происходит?

Вот что со мной ни делай, если передо мной сядет девушка с километровой длины ногами и эти ноги мне предъявит во всей их красе, то ни два моих высших образования ни сто пятьсот прочитанных книг не помогут отвлечься от этого жизнеутверждающего зрелища. Как я ни старайся, взгляд мои будет неминуемо соскальзывать с одухотворенного лица собеседницы под действием силы той особой гравитации, что так умело используется прекрасной половиной человечества.

Но если та же женщина попытается прибрать свои ноги куда-то на задний план и попытается сосредоточить мое внимание на своем лице, то — опа! Сам не понимая, как это случилось, я тут же из бессловесного звероподобного чудовища превращаюсь в тонкого и умного собеседника! Тут тебе и гипертекст в романах Набокова и то, почему Левитан круче Мунка и как Кайдановский с гопниками дрался.

В чем волшебство?

В том, что лицо — это главное средство выражения эмоций человека. И если мое внимание сфокусировано на нем — то я буду реагировать на то, какие чувства я вызываю у своей собеседницы, а не то, какие чувства во мне вызывают ее стати.

То есть одежда объясняет мужчине, кто перед ними — самка или собеседник.

И вроде бы послушать современных женщин, они все как одна ждут от мужчины рыцарского поведения и уважения к себе, как к личности, тонкого юмора и ума, мягкости манер и красивого ухаживания. А при этом — ноги.

ноги

Но, милые мои! Когда к вам подходит человек и спрашивает «Комэ си фа ад арриварэ а пиацца Старый торг?», глупо отвечать ему «шмид хатте райхе эльтерн унд дюрфте дас гимназиум безухен». И дело даже не в том, что на вопрос о дороге до Старого торга я ответил строчкой из Дюренматта: язык, на котором задан вопрос предполагает язык ответа, если они не совпадают, диалог невозможен. Если женщина обращается к моему физиологическому — к чему мне все эти изыски с кинематографом и стихами? Напои и… Ну, сами срифмуете.

А как же тогда с ожидаемым принцем?

А штука в том, что для игры на поле эмоций и ума надо не только эмоциями и умом обладать, надо уметь их выразить. Надо иметь кругозор, вкус, такт и талант. А это сложно. Тут надо отказаться от фейсбука, от сериалов, от пива и чипсов, а вместо этого долго и трудно лепить из юной самки — человека. Человека, способного говорить на языке современной культуры. И не обязательно о высоком, можно об обыденном, тут главное не тема, тут главное — способ.

Но можно же проще! Юбку — короче, блузку — в облипочку. Поярче губы, повыше каблуки и пусть природа сделает свое дело. Лучше Вован в руке, чем Гришковец в телевизоре.

Вот поэтому любители стриптиза с таким нетерпением ждут шествия выпускниц. Вот поэтому сколько ни целуй местных чудовищ, они не превращаются в принцев.

Но это еще полбеды. Есть еще другая беда…

Михаил ДЬЯЧЕНКО совсем скоро продолжит свои размышления во второй части «Социологии современной моды»

Продолжение следует

Расскажите друзьям:
Загрузка...