Ольга Кузьмина: о законсервированных женщинах

Да, мамство сейчас в загоне. Ну непопулярно быть ни 100-килограммовой Мадонной, ни 50-килограммовой феечкой с младенцем на руках. Не модно носить на руках, кормить грудью, заботится и оберегать. Уже не первое поколение девушек выросло на шаблонах типа «Секс в большом городе», где очевидно показано: взрослеть незачем.

Sex and the City 2 movie poster Sarah Jessica Parker, Kim Cattra

Нужно законсервироваться в свои 30-50 на 20-25 и радоваться жизни. Ребенок — это груз! Который можно стоически нести. Быть мамой ужасно. Гораздо веселее клубы, смена мужчин в постели, посиделки в кафе с нестареющими подружками (они тоже, как огурцы консервированные из банки, вечно зелены).

Иногда из банки исчезают один-два огурца. Огурцы уходят в неведомую жизнь. Но на смену им приходят новые. И это утешает оставшихся в банке.

Когда девочка взрослеет

Старая идеология дала поколение новых, уже немолодых женщин. Они и на 40-летнем лице сохраняют милые умильные рожицы 20летних. Они сами выбирают свой образ жизни… Они могут быть замужем или нет. Это их не меняет. Любовная Санта-Барбара – их стезя.

Санта-Барбара

Если они заводят ребенка, то рассказывают подругам, как это ужасно на первых порах. Да-да, сплошные слезы и безмерный труд. Отвисшая грудь и целюлитная попа.

А потом превращают ребенка не в сына или дочку, а в подружку. Ну, чтоб уж совсем на равных, чтобы еще больше законсервироваться в своих 20-ти. Среди моих знакомых таких немало. Часто такие женщины просят ребенка называть их просто по имени.

Их пугает слово «мама».

женщина стареет

Я очень люблю милые истории из «Секса в большом городе». Они забавны и отчасти жизненны, в чем-то архитипичны. Но я отдаю себе отчет: повторить путь тех женщин – это стать консервой. Консервой, растянувшей счастье 20-ти, но не познавшей счастье и горести 30-ти, трудное счастье мамства, трудности и счастье быть с одним человеком, узнавать его так, как не позволено будет никогда и никому — в горести и в радости.

Быть женщиной из банки с огурцами, значит — не рисковать. В работе, в карьере, в чем угодно. Быть такой женщиной – это лелеять жизненные радости 20-ти, тупо не понимая и презирая то, что идет дальше, что ты просто побоялась попробовать на вкус!

красота

Я не хочу мумифицироваться! Я не хочу в эту зеленую банку. Я буду биться головой об стенку, когда трудно, буду радоваться младенцу на руках, буду толстеть, худеть, снова толстеть, стареть, покрываться морщинами. Менять жизнь, работу, рисковать. Радоваться здесь и сейчас. Но я не буду жить в консервной банке 20-летней давности, идеализируя ее. Потому что впереди масса прекрасного. Ну, я надеюсь на это.

Старики

Круг_Кузьмина_чб_200За «бешенством мамки» будут взрослеющие дети, много неизвестного и нового, кризисы и страхи, радости, слезы моих 40-ка, 50-ти и так далее. Впереди мое Неизвестное. И я приму его. Приму другой, не такой как сейчас. Потому что завидую старикам и старушкам, которые ходят по парку за ручку. Завидую тому глубокому, что узнали они. Я хочу пройти свой путь и до этой черты. И прыгнуть дальше, поняв, что и она является банкой с консервированными огурцами.

Ольга КУЗЬМИНА

Расскажите друзьям:
Загрузка...