Петр Мамонов: «Я поверил в Бога. Не бойтесь – это совсем не скучно!»

Творческий вечер актера и музыканта, а ныне верующего человека (полагаю, это словосочетание в наше время вполне можно приравнять к профессии) действительно оказался не скучным. Хотя, больше здесь подойдет слово «неожиданным».

Я не знаю, зачем на Мамонова пришли все эти люди. Но скорее всего, совершенно не за тем, что услышали.

Анонсы творческого вечера в прессе были неоднозначными. Как-то все старались уклониться от того, что будет Мамонов на творческом вечере говорить и делать. В интернете указали, что «Петр Николаевич Мамонов покажет фрагменты из моноспектакля «Дед Петр и зайцы»… и также ответит на заявки и вопросы по запискам из зала».

Проповедь?.. А может, исповедь?.. Или спектакль под названием «Зачем жить?» с  проникновенным монологом актера и неожиданными репликами из зала (таким модным сейчас приемом «в режиме он-лайн»).

Петр Николаевич, слегка шаркая своими «адидасами», поднялся на сцену и минут пять стоял без дела, пока ведущая, чуть-чуть хихикая и как бы извиняясь перед выступающим, перечисляла всех, кто оказал непосильную… спонсорскую… и просто благодарочки.

Мамонов начал вроде бы с шуток. По крайней мере, зал смеялся, как только актер делал интонационную паузу. Будто к нам не Мамонов, а Задорнов приехал. Минут через пять показалось, что смех-то уже и не в тему, господа.

— Зачем я к вам приехал? 45 лет мои вопросы, интересы, творческие планы находились в одном месте. Потом я поверил в Бога. Не бойтесь – это совсем не скучно.

Петр Николаевич вспомнил, как в его школьные годы к ним, пацанам, приехал актер Вячеслав Тихонов.

— И вот мы ждали чего-то особенного. Такой известный человек. А он оказался совсем обычным: в таком же костюме, как носят все. Ну, может, слегка отличался галстук. Я думал, он хотя бы станцует. А он просто что-то рассказывал. И тогда мы ничего не поняли.

Петр Николаевич показывает, как Тихонов мог хотя бы станцевать, но не стал

Поначалу зрители тоже ничего не понимали, а может, понимали, но далеко не все. Беседа плавно и бесповоротно уходила в сторону религии, Бога и вопроса «Зачем жить?».

Мамонов как бы намекал, что вот мол, может сейчас покривляться, рассказать что-то веселое, но ведь люди пришли сюда просто забыться на время: от своей тоски, от проблем, дел, жен, детей…

— А выйдете с концерта – и снова тоска. И снова вопрос – зачем жить? Что будем делать в четверг, если умрем в среду?

— Вот и я как-то сел на кухне на табурет, — продолжал Мамонов, — обхватил руками голову и спросил себя – зачем я живу? Только честно спросить надо.  Зачем живу, чтобы делать из пищи вторичный продукт? Слабая задача. Для детей? Тоже иллюзия.

Не все зрители были настроены на такой благостный, а главное серьезный лад. В общем, не все пришли загрузиться. Да еще и за приличные деньги. Как-то мы привыкли, что если платим и чем больше платим, тем больше и качественнее нас должны развлекать (может, оно и логично, обусловлено временем).

Гардеробщица, устроившись на стульчике при входе в зал, слушала очень внимательно.

Начались выкрики из зала. «Расскажи про Цоя» — не унимался один мужчина. Вместе с выкриками начались вопросы и рассуждения Мамонова.

— Ведь лучше умереть за правду, чем от водки, — рубанул афоризмом Петр Николаевич.

Потом медленно оглядел зал и как-то по-старчески и одновременно по-детски, как в «Острове», с лукавинкой сказал: «Не перестаю удивляться, столько лиц и все разные. И люди одеты все по-разному. И каждый, каждый для чего-то своего уникального рожден».

«Расскажи про Цоя» — раздалось снова словно эхом.

Петр Николаевич рассказал про Цоя в свойственной только ему манере прикладывания мудрости к бытовухе.

— Про Цоя: человек был хороший, помогал делами… всегда можно было у него 10-ку взять.

Может именно эта манера позволила Мамонову держать полный зал на протяжении 2,5 часов. Ушли пораньше буквально единицы. А зрители, потихоньку раскачавшись, стали спрашивать про разное: и про роли в кино, и про религию.

Бритый наголо молодой человек во втором ряду был немного не доволен творческим вечером. Наверное, пришел на музыканта-Мамонова. Но, казалось, что его больше раздражали вопросы, сути которых он не понимал. Каждый раз, когда очередной зритель вставал и спрашивал что-то в духе: «А как вы сами ассоциируете образ из «Острова» со своей сущностью?» или «А как вы находите концептуальное решение фильма «Шопито-шоу»?» паренек опирался всей массой на руку и на глубоком выдохе еле слышно произносил: «Еб***ть…».

Неоднозначность поведения выказала и девушка, стоявшая у входа в «Квань» уже глубоко позже начала вечера.

— А сейчас антракт? – спросила она.

— Нет, — говорю.

— А говорили, он там петь будет и анекдоты рассказывать… — задумчиво или мечтательно произнесла она.

— Да вроде пока ни того, ни другого.

— … хотелось бы монологи из спектакля послушать…. Да! – сказала девушка куда-то то ли двери, то ли себе.

Кстати, Петр Николаевич все-таки рассказал стишок:

Дядя Вадим

Ходит один.

Однозначное впечатление от вечера ну никак не складывается. Поэтому придется в этой публикации сделать аж три финала.

Итак, финал №1 «Проповедь»

Петр Мамонов как-то сразу не претендует ни на праведника, ни на святого, ни на мессию. Скорее, больше на человека, уверовавшего и понявшего, что надо этим делиться, что, возможно, в этом его задача. Раз столько лет жил не по Богу, а потом судьба сделала крутой поворот.

Цитаты:

«Ведь если вечности нет, то жизнь бессмысленна…»

«Покаяние – это изменение мыслей. Богу нужно все наше сердце. Нельзя после работы чуть-чуть стихи писать».

«Гнев – наказание себя за чужие глупости».

«Богу от нас не нужен результат, Богу от нас нужно движение к нему».

«Дух творит себе формы. Нельзя быть плохим человеком и хорошим писателем».

Финал №2 «Исповедь»

Петр Николаевич как-то походит на знакомого соседа, что перебрал лишку и стал весьма проницателен и точен в оценках жизни, или на деревенского дедка, что молчаливо жует соломинку в поле, погоняя палкой коз. Его слова просты и жизненны, в них есть место и блатной фене и сбивчивой лирике.

Цитаты.

«Мы бегаем мимо Бога».

«Не легче стала жизнь, а осмысленнее».

«Мы, взрослые, не горим, мы тлеем. Мы все растеклись как горелые блины».

«Девочки «пусси», патриарха часы – мне это все до фени».

Финал №3 «Спектакль»

Если это был спектакль, то по сложности и многогранности роли его сложно с чем-то сравнить. Балансируя на простецкой вежливости, православной уступчивости Мамонов расположил-таки к себе зал, изначально не расположенный вовсе. Не известно, приедет ли он еще, привезет ли какое-то шоу, ведь говорил, что оно у него есть и что там шикарные костюмы пошиты. И теперь уже совсем не ясно, на что пойдут больше, на шоу или на Петра Мамонова.

Цитаты.

«Про любимого актера: Жан Габен. Он ничего не делал, просто становился продавцом, шофером, убийцей…»

«Если мы сделали 9100 шагов в сторону от Бога и один шаг в сторону Бога, то мы движемся».

«Святость – это беззащитность и риск. Это кровь проливать, а не я прав».

Юлия ЧУПРОВА.

Расскажите друзьям:
Загрузка...