РАНХиГС Калуга

Послевкусие: везение Чупровой, вампирши Джордана, раздолбаи 90-х

Именно такой удивительный пазл с элементами антисексизма сложился из событий прошлой недели…

1. Фотографы

В эти дни в городе работают две фотовыставке: в доме Батенькова на улице Суворова (это такой деревянный дом около отдела приватизации, на другой стороне клуба «На Дворянской») можно было посмотреть выставку фоторабот калужского классика Николая Гавриловича Низова. А в гриль-баре «Крылья» в ТЦ «Европейский», адрес которого наверняка многие знают,  вас ожидает фотовыставка молодой фотохудожницы Юли Чупровой. Советую посмотреть и ту, и другую.

Низов2

фото Н.Низова

Фотографии Николая Гавриловича хрестоматийны. Их герои: обычные деревенские, горожане, спортсмены, дети. При жизни Николая Гавриловича мне приходилось с ним пересекаться. Одним из главных качеств фотографа мастер репортажной фотографии считал… умение ждать. Некоторые свои кадры, которые признаны сегодня классическими, ему приходилось ждать по несколько лет.

Низов1

фото Н.Низова

Юле Чупровой серьезно повезло. Ей не нужно долго ждать. Кажется, что нужные люди или предметы собираются в нужном месте и в нужное время специально для нее. Ей остается только нажать на кнопку затвора, и возникает  чудо, запечатлевшее уникальное мгновение или впечатление. Таким настоящим чудом и являются многие фотографии с выставки.

выставка ЮЧ-84
И таких работ у нее уже достаточное количество. Главное теперь это чувство не растерять, а культивировать в себе и беречь.

2. Вампиры

Фильмы о вампирах я не смотрю уже давно, еще с эпохи видеосалонов, где шло когда-то «Интервью с вампиром» с Брэдом Питтом. Но тут решился посмотреть «Византию».

Прежде всего, потому, что снял его тот же режиссер – Нил Джордан, ирландский киноклассик, каждый фильм которого становится событием и запоминается надолго. Достаточно  вспомнить «Завтрак на Плутоне», «Конец романа», «Ундину» или хотя бы сериал «Борджиа». И это кино у, можно сказать, родоначальника современного вампирского кино, тоже получилось необычным. Оно антисексистское,

он нарушает как-то незаметно сложившуюся монополию на только мужское право быть вампиром.

Вампиры, точнее, вампирши, в фильме две молодые привлекательные женщины, выдающие себя за сестер. Но на самом деле они — мать и дочь, застывшие навечно в возрасте инициации и ставшие вампирами по стечению обстоятельств. В наше время они скрываются от хранителей вампирского ордена, естественно, мужчин, в какой-то сонной приморской глуши, где находят пристанище у инфантильного мужчины в отеле, по которому и называется фильм.

Византия

К своей доле они относятся по-разному. Мама с удовольствием трахается, закусывая, в конце концов, каждую свою жертву (есть в этом некий тонкий намек), а дочь – девушка с принципами. Она и жизни забирает только у тех, кто, по ее мнению, готов к переходу в иной мир.

Режиссер умело смешивает жанры – от готики до практически соцреализма (от слова «социальный»), сопровождая все действие хорошим саундтреком.
Практически в каждом новом фильме он открывает какого-нибудь нового актера, заставляя его сверкать новыми красками. Если в  «Завтраке на Плутоне» это, безусловно, был Киллиан Мерфи, то в «Византии» это даже не Сирша Рохан – 200-летняя вампирша с сознанием 16-летнего подростка, постоянно пишущая записки в стиле Эдгара По, а очень интересный американский актер и музыкант Калеб Лэндри Джонс, известный ранее небольшими эпизодами.

3. Раздолбаи

На этой неделе я прочитал книгу, которую мне посоветовал недавно Михаил Козырев: «Хроники Раздолбая» Павла Санаева. Формально это продолжение его литературного дебюта, автобиографического по сути романа «Похороните меня за плинтусом», в котором Санаев рассказывал о своем детстве в семье деда, замечательного актера Всеволода Санаева, матери – актрисы  Елены Санаевой и отчима  — режиссера Ролана Быкова. Нелегкое детство было у пацана, если кто помнит книгу или смотрел кино:

А  еще лучше — театральный спектакль:

Пацана буквально разрывали между собой мама и бабушка, не умеющие поделить  между собой свою любовь к ребенку.

Описывает он это умело, между делом вываливая столько грязного белья из стиральной машины заслуженного семейства, что мало не покажется.

Одному хорошему театроведу, недавно начавшему читать ее, это даже показалось мерзким. Но он, наверное, просто не смотрит программы по НТВ или эфиры Андрея Малахова.

Хроники раздолбая

Продолжение романа на удивление оказалось свободным от каких-то аллюзий. Его герой – молодой москвич, закончивший школу и поступивший стараниями мамы и уже другого отчима в суриковское художественное училище. Действие происходит в начале 90-х годов. Интересно, что некоторые страницы посвящены как раз событиям этих дней 22-летней давности, августовскому путчу 1991-го года.

Достаточно интересно сравнить свои собственные впечатления, если они у вас есть, с впечатлениями героя книги. Во многом они должны совпасть, этим книга, собственно, и интересна, потому что рассказ в ней идет от лица человека, еще ничего не добившегося, живущего в собственном мирке и довольного этим.

Путч-91

И ведь, действительно, все тогда ждали перемен, которые обязательно должны были наступить прямо на следующий день. Только они почему-то не наступили: «все, кого по разным заслугам показывали по телевизору, радовались и ждали новой жизни, которая никак почему-то не начиналась. Полки в магазинах оставались пустыми, крупы и макароны также продавались по талонам, и за ними надо было выстраивать огромные очереди, на грязных улицах по-прежнему валялся мусор…»

File photo of Boris Yeltsin outside parliament in Moscow

Жизнь новая наступит, но другая. В ней появятся Барракуды, как называет их автор. И такие вот раздолбаи, которыми оказалось большинство населения страны, независимо от возраста. Как молодой человек приспосабливается к жизни в новых обстоятельствах, какой выбор делает, об этом читать увлекательно, тем более что язык простой. Правда, мата многовато. И слова «номенклатурный».

Но множество деталей книги кажутся знакомыми, потому что действие происходит в совсем недавние времена, которые мы еще ясно помним. И  приметы их – тоже. И кассеты с музыкой мы  переписывали у таких вот раздолбаев в школе. Или сами в какой-то степени были ими.

Ну, и собственный нравственный выбор делали под влиянием внутреннего голоса, совести или Бога, к которому приходили каждый своим путем. Или не приходили.

Значительным кажется тот факт, что герой книги – не бандит, не предприниматель, не офисный клерк, а обычный парень.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Финал романа, если не заглядывать предварительно в конец, оказывается неожиданным: герой заключает, на первый взгляд, невыполнимое по многим причинам пари, что станет успешным (по тогдашним понятиям) через 20 лет. Добив книгу до нужного количества страниц, писатель заканчивает ее  и закидывает удочку на продолжение. Его действие будет происходить в 2012 году. Будем ждать.

Андрей ГУСЕВ.

Расскажите друзьям:
Загрузка...