Равнение на «Медузу», розыск ампуташек и тру сторис. Федералы научили журналистов гуманной работе

18 июня калужские журналисты собрались на лекцию о сторителлинге. В прошлом редактор «Афиши» и «Медузы», в настоящем – сценарист в компании Lorem Ipsum Александр Горбачёв и корреспондент Русской службы BBC Нина Назарова рассказывали о способах превращения скучного релиза в живую историю – лонгрид, который увлекает, удивляет и, что главное – заканчивается.


Почему конец – это важно?

Психология человека устроена так, что мы живем процессами: «познакомились-повстречались-поженились», «проснулись-пободрстовали-уснули». Само понятие жизни – конечный процесс.

Незавершенные истории, они же незакрытые гештальты, вызывают неврозы. Поэтому, даже теряя любимую бабушку, которая долго болеет, помимо скорби, мы испытываем облегчение. Отмучилась.

Вне зависимости от того, журналист вы или нет, новости интересуют всех, как и соцсети. Люди залипают в них, скролля бесконечные ленты, в подсознательной погоне за конечностью, которой не суждено достичь. Новостные ленты — бесчеловечны. Лонгриды – дело другое, там есть постановка проблемы, ее развитие и завершение истории.


Лонгриды в 2к19. Вы серьезно?

Да. Поп-культура тому подтверждение. «Мстители» — самый кассовый фильм, потому что мы знаем в деталях истории всех фигурантов, что там у Тони с сердечком и как это Кэп поднял молот божественного блондина. Мы инвестировали свое время в эту вселенную. Так, крутая история помогла взойти на трон и правителю в другом популярном мире — «Игре престолов».

Зная истории героев, мы проявляем эмпатию и объединяемся. Иногда – чтобы противостоять чему-то. Например харассменту.

Александр Горбачев отмечает, что десять лет назад казалось, что эпоха лонгридов закончилась, пришло время мультимедиа и фейсбука, каждый сам себе журалист, оказалось, что это не так.

Сейчас он создает истории для музеев, акцентируясь на деталях, увязывает их в легенду. Посетив калужский музей космонавтики он остался впечатлен коллекцией техники и разочарован смысловым наполнением.

— Здесь много классных штук, но выходишь из музея ты без нарратива. Кажется, что вот, хотели полететь в космос, постарались и полетели. Посмотрите, мол, как это было. Сухость.


Какой должна быть история?

Выпуклой. Она должна увлекать, прежде всего вас. В ней должны быть детали.

Системной. Добровольные ампутанты, о которых писала «Медуза», получают сексуальное удовольствие от операций по удалению конечностей. Дикая дичь. Как оказалось, такие люди встречаются по всему миру, это не один сумасшедший. Чтобы придать истории системность, порой достаточно просто погуглить.

скачать фото ампути

Четкой. Не расплывайтесь. Не знаете предмета обсуждения – изучите.

Литературной. Новая журналистика – это материалы, которые читаются как романы, на одном дыхании.

И главное — никакой публицистики.


В регионах нет второй такой бодипозитивной модели с ожогами 45% тела — Светы Уголек, нет врачей-противников абортов, нарушающих право женщины на этот выбор.

Не все СМИ решатся написать, что «Кошелев» — это колония на Марсе, ведь это их потенциальный рекламодатель, а ми-ми-мишные репортажи не вызывают такого резонанса, как «чернуха». Ну или хотя бы негатив.

И что делать?

Нина Назарова посоветовала журналистам ориентироваться на собственное удивление, систематизировать детали и хвататься за них. Саму ее удивило, что местные журналисты не превратили в историю взрыв дверей пенсионного фонда.


Алина Ковалева

Расскажите друзьям:
Загрузка...