Сергей Сувид: «Хочу, чтобы люди заметили, что я делаю»

Сергей Сувид: «Хочу, чтобы люди заметили, что я делаю»

Он привнес в классическую музыку нотки современности. За короткий срок он сумел покорить калужскую сцену и пробиться на московскую. Его последние  концерты  отмечены безоговорочным sold-out.

Дилемма между карьерой и музыкой, безответные письма знаменитостям, признание министром культуры и мечта написать саундтрек к кинофильму — об этом и другом рассказал композитор-минималист Сергей Сувид за чашкой кофе в кафе «Компот».


Как тебе, кстати, место?

Уютно. Здесь есть, что выбрать из блюд. И, главное, локации для того, чтобы подумать. Для меня, как музыканта, — это важно.  Да, и кофе очень вкусный (улыбается).

Где начинал свой путь в музыке?

— Я начинал в музыкальной школе в Юхнове. Поначалу мне хотелось играть, причем далеко не классическую музыку. Много экспериментировал. Один раз я услышал современную мелодию, но в фортепианной обработке, и захотел повторить. Думал, это займет много времени, но за день я подобрал первую мелодию, с ней выступил на местном фестивале.

Выступил успешно, и, можно сказать, стал местной знаменитостью. Потом мне предложили дополнительно год проучиться, но играть то, что хочу я – педагог бы просто помогал. Я приходил раз в неделю, и мы подбирали мелодии. В какой-то момент в голову пришла маленькая мелодия, с нее все и началось. Я не рассчитывал на карьерный успех: кто из провинциального городка выйдет на большую сцену?

Но ты вышел?

— Да, но сначала я должен был поступить в военное училище, поэтому музыка стала просто хобби. Когда не получилось с училищем, я сконцентрировался на творчестве и понял, что не прогадал.

— В Москве ты  бы добился  большего?

Начинать надо с малого. Все сложилось так, как должно было сложиться, в каких-то моментах даже повезло. Я приобрел базу для себя; возможно, большую я бы не осилил на тот момент.

Ты не чувствуешь свою провинциальность в мире музыки?

— Мысль проскальзывает, но я стараюсь об этом не думать – тогда теряется мотивация. Я лучше буду развиваться и идти дальше. Тысячи людей играют техничнее меня. Но техника – это одно, а что-то именно придумывать, создавать своё, пусть банальное, смешное – совсем другое. Мне кажется, не каждый технарь сразу что-то придумает. У него будут импровизации, но это немного другое.

Хотя, написание музыки своего рода тоже сначала начинается с мини — импровизаций, поисков, но когда ты поймал ту ниточку, ту мысль, тогда ты уже начинаешь развивать поступательно и выводить к осознанной мелодии, уникальной в своём роде, со своей историей — это уже совсем другое.

Когда наступает творческий пик?

— В большей степени, эмоции преобладают. На почве эмоциональных всплесков у меня появляется желание подойти к инструменту и просто поиграть. В такой момент я могу случайно сыграть ноту, уловить мысль, а дальше сочинить полноценную мелодию. Эмоции помогают подойти к инструменту с правильным настроением. Если у тебя нет желания заниматься, то все сведется к мучениям. Писать музыку на заказ интересно, но и здесь нужен энтузиазм. Поэтому у меня превосходят эмоции в плане желания подойти к инструменту, а дальше голова, мысли и правильный подход делают все за тебя.

Что будешь делать, когда вдохновение иссякнет?

— Такие моменты бывают практически у всех, когда опускаются руки. Я стараюсь их правильно переживать: если нет желания подходить к инструменту, я стараюсь заниматься чем-то другим, что будет меня отвлекать и накапливать эмоции. Потом я снова что-то сочиняю. Затем может быть снова провал в месяц-полтора, который я отдаю занятиям, которые влияют на творчество.

Тебя сильно изматывает публика?

— Наоборот, мне кажется, я живу от концерта к концерту. Пока, возможно, у меня их мало, но таких эмоций как от концерта ты не получишь нигде. У меня два варианта: писать музыку и выпускать ее в интернете, либо делать концерт и слушать, как реагируют зрители, а на основе реакции проводить работу над ошибками и совершенствоваться.

Ты слышал критические замечания на последних концертах?

— Полтора года назад мне говорили, что я делаю слишком красивую, лирическую музыку. В плане, спокойную, мелодичную и, можно сказать, нудноватую. Говорили, не хватает драйва, каких-то техничных моментов. Я сидел месяца три-четыре, думал над концепцией и все-таки сделал произведение, переломившее мнение обо мне, как о музыканте-любителе.

Это был «Горизонт». После него меня заметила Москва, заметил Артур Серобян – руководитель струнного квартета филармонии. Мы с ним стали общаться, сразу организовали концерт в Калужской филармонии со струнным квартетом. После этого я стал добавлять больше энергичности в свою музыку. Критику по технике слышу до сих пор.

Сейчас занимаешься с педагогом или самостоятельно?

— Самостоятельно — смотрю на игру других композиторов, начинаю постепенно погружаться в мир написания музыки, перерабатываю и пытаюсь сделать что-то уникальное.

Ты показывал свои композиции экспертам из мира «большой музыки»?

— Такое было на первом курсе, когда я сдуру сбросил свое творчество Максиму Фадееву – взыграл юношеский максимализм, когда еще не осознаешь, что никто ничего не прочитает. Да, я кидал таким людям, но ничего не получил в ответ. Затем, после первого бесплатного концерта, я показал музыку бывшему министру культуры Калужской области Александру Типакову. Сначала он удивился, что я не записываю нот на листе, назвал все ребячеством и импровизацией. Попросил что-нибудь сыграть, я сыграл простой вальс, и он замолчал, дослушал до конца. После спросил, что у меня есть еще, и я сыграл следующее произведение. Он взял свои слова обратно.

К сожалению, я знаю нотную грамотность, но до конца не изучил нотную грамоту в плане написания. Мне с этим помогает моя виолончелистка Маша Миронова, я ей за это очень благодарен, мне повезло, что рядом со мной находится такой человек, который верит в мои идеи и идёт за мной. Постепенно я начинаю изучать азы композиции. Как самоучке, это дается тяжело. Я могу сыграть ноты с листа, но написание – это немного другое, и в школе это не проходят. Ты можешь построить аккорд, но поставить правильно мелодику – это нужно самому изучить, а потом еще и понимать.

Важна популярность? Или важно, чтобы произведение стало идеальным для тебя самого?

— Мне кажется, оно не станет идеальным, композитору всегда хочется что-то добавить или убрать, всегда видит в ней изъяны. И мне кажется всем композиторам хочется, чтобы их музыку признали окружающие люди. И у каждого начинающего музыканта, который отрицает, что ему это не важно, в глубине души что-то такое живет, тихо, но живёт желание о признании его музыки слушателями. И я хочу, чтобы люди заметили, что я делаю. Не говоря о том сколько приходится в это вкладывать, мы не говорим о финансах, а именно о силах и времени. Это не просто для себя – это уже нечто большее. В общем, важно и то, и другое. Но мне кажется, для композитора музыка никогда не будет идеальна, постоянно хочется что-то менять, улучшать.

Ты не ловишь себя на мысли  —  что начинаешь повторяться?

— У нас на последнем концерте игрового времени было примерно на час. Однако начало порядком затянулось, из-за чего зритель психологически начал уставать. Насчет повторений: да, я знаю. Сейчас я оставил отделение квартета, добавил три новых произведения, и это все буду впервые разбавлять своей речью. Буду рассказывать зрителям историю некоторых своих произведений.

Почему взят ориентир на классику – «минимализм»?

— Возможно, свою роль играет то, что я не сильно развит технически. Минимализм как раз отражает простоту и какую-то искренность очень легкой мелодией. Увлечение классикой у меня появилось после школы. Много предлагали играть в группах, но это не интересно: играешь три ноты, а остальное время должен кайфовать от того, что люди прыгают, поют, а ты сидишь и ждешь своего секундного соло. Я хочу играть постоянно, и не обязательно основную партию, которая, будет вести всю песню.

Как,  при некой технической ограниченности, тебе удается создавать такие мелодии?

— Я очень люблю смотреть фильмы, с самого детства, и последние года три стал обращать внимание на саундтреки. Я понял, что нужно искать мелодию, которая способна заставить человека проникнуться определённым настроением. Мои композиции местами очень просты, но здесь большую роль играет мелодия. Там мало нот, но, я надеюсь, она будет цеплять человека. И я поставил себе цель развиваться пока так.

Для какого бы фильма ты написал саундтрек?

— Мне говорят, что моя музыка перекликается с кельтскими мотивами. Я бы для каких-то голливудских сказок написал. Для чего-то мистического, сказочного и красивого. Не триллеры, не ужастики, не мелодрамы.

Какая публика приходит на твои концерты?

— Это совершенно разные люди. И пусть придут студенты, но придут не по принуждению, а  потому что интересно. Кто-то придет, поймет, что это не его, а кто-то, наоборот, в следующий раз приведет знакомых. Это мотивирует и заставляет двигаться дальше, развиваться и не стоять на месте.

На какой сцене ты хотел бы выступить?

— Лично для меня была самая красивая площадка – ВДНХ, и я не могу представить более красивое место, где я мог бы выступить. Там сцена посреди пруда, а пруд, посередине парка. Может быть, было бы красиво и интересно выступить в Италии, на закате у моря, но, опять же, чтобы это было необычно и красиво. Чтобы удивить в определенных городах, нужно что-то добавлять к музыке.

Мы всегда в поисках чего-то нового, но в меру. Всегда пытаемся сделать не просто концерт, а шоу, некий такой перформанс, когда люди будут знать, что концерт этого композитора – это всегда уникальное и очень красочное мероприятие. Мне кажется, мы определённо делаем что-то новое для этого города, где люди слишком привыкли к однотипным мероприятиям. Например, помимо светового сопровождения, на последнем концерте у нас была коллаборация с танцорами из Калужского ансамбля танца «Образ». Я считаю – это хороший опыт, который опредённо в дальнейшем нам пригодится, и я думаю, мы сможем сделать ещё что-то более интересное.


Беседовал Роман Артюхов

Расскажите друзьям: