Скляр прорубил атомные «окна» в Европу и Азию

Скляр прорубил атомные «окна» в Европу и Азию

«Я рубил атомное «окно» в Европу и Азию», — так Геннадий Скляр, представляющий Калужскую область в Государственной Думе России, 16 декабря на своей итоговой пресс-конференции ответил на вопрос о том, чем он занимался во время своих зарубежных поездок в течение всего этого года.

Одно из  этих «окон» калужским депутатом было прорублено во Францию:

«Германия отказалась от атомной энергетики. Французы понимают, что отказаться не могут. Им надо ее развивать. Мы предлагаем французам партнерство. Я выступал в парламенте Франции и говорил об этом. И французы приняли решение, что они будут развивать атомную энергетику вместе с русскими, с Россией… Моя поездка во Францию убедила французов и Макрона, что надо идти даже на конфликт с Меркель и Германией, но атомную энергетику развивать».

Сотрудничество с Францией в области атомной энергетики, по мнению Геннадия Скляра, будет полезным не только для России в целом, но и для Обнинска, так как Физико-энергетический институт в этом случае получит «большой, серьезный заказ». Новые перспективы для Обнинска должно открыть и продолжение сотрудничества с Вьетнамом. В этой стране Скляром было прорублено
второе атомное «окно». На этот раз — в Азию.

Депутат напомнил журналистам, что Обнинск подготовил для этой страны 163 атомщика. Но они оказались невостребованными на родине, так как программа строительства совместно с Россией атомной электростанции и атомного центра науки и технологий Вьетнамом была свернута.

«Я на встрече с вьетнамскими коллегами говорил: «У вас замечательные специалисты. Весь мир развивает атомную энергетику. Подумайте». И я получил результат. Два председателя ведущих комитетов парламента Вьетнама сказали мне: «Да, мы сейчас будем создавать центр атомной науки во Вьетнаме. Мы возвращаемся к этому проекту». И я очень надеюсь, что они вернутся и к проекту атомной станции с российским участием. Вьетнаму сейчас предлагают строить атомную станцию корейцы, японцы и американцы. Поэтому там идет внутренняя, в том числе, политическая борьба. И моя роль заключается в том, чтобы сказать:
«Нет, наш, русский проект наиболее эффективный. И у нас наиболее активная позиция!». Вот если бы я мямлил там, в разговоре с ними, и сказал: «Ну, вы там посмотрите. Ну, что же вы, ну, зачем же вы?», они бы сказали: «Ну, бог с ними, с этими». А мы с ними разговариваем по-дружески, но твердо».

Расскажите друзьям: