Стефан Перевалов: переломить тренд недоверия

Пристрастный разговор о перспективах поддержки предпринимателей в Калужской области с руководителем «Агентства развития бизнеса».


Возглавляемое вами агентство – это региональное ноу-хау или организация, созданная «под федеральный проект»?

Агентство – не новая организация. Она родилась из проекта, хорошо зарекомендовавшего себя в агропромышленном комплексе региона. В 2013 году в калужском правительстве обратили внимание на то, что фермер или инвестор часто нуждается в поддержке при реализации сельскохозяйственных проектов на территории области. Была поставлена задача – создать максимально комфортную бизнес-среду для таких проектов.

Мне доверили команду из четырех человек. Мы начали общаться с фермерами, наращивать количество контактов и выявлять проблемные точки. Отработали систему консалтинга, наладили сопровождение в вопросах привлечения финансирования и получения государственной поддержки. Эта практика дала положительные результаты.

В 2017 году мы подали проект создания «Агентства развития АПК» на федеральный конкурс Агентства стратегических инициатив (АСИ) и вышли в финал. Заместитель председателя правительства РФ Дмитрий Козак вручил нам награду. А наш проект по созданию государственной структуры, которая помогает решать проблемы предпринимателей (на тот момент – в сельском хозяйстве), получил одобрение и был рекомендован в «Магазин верных решений» АСИ и предложен к тиражированию.

Согласитесь, что потребности малого и среднего бизнеса схожи с фермерскими. Тот же предприниматель зачастую не может содержать штат юристов или экономистов. И поэтому в 2018 году мы расширили направления нашей деятельности. Теперь она включает в себя не только сельское хозяйство, но также малый и средний бизнес, сектор промышленных предприятий, работу с экспортерами.

И, как показала практика, спрос на консультационные услуги и сопровождение проектов действительно есть и в этих сферах. Так, за полтора года к нам за консультациями обратилось около двух с половиной тысяч предпринимателей. Порядка трех тысяч человек стали участниками наших образовательных мероприятий. Востребована помощь в сборе пакетов документов на получение кредитов и привлечение господдержки.

Если говорить о том, имеем ли мы поддержку на федеральном уровне – да, имеем. Сейчас, спустя полтора года после нашего образования, по всей стране создаются центры «Мой бизнес». Даже на нашей продукции, помимо нашего логотипа, есть логотип «Мой бизнес». И во всех регионах теперь создаются «единые окна» помощи предпринимателям.

В регионах тиражируются именно разработки «Агентства развития бизнеса»?

По сельскому хозяйству – точно. А по сектору малого и среднего предпринимательства мы одновременно с федерацией пришли практически к одному и тому же решению. Мы оказались в числе первопроходцев и своевременно включились в программу «Мой бизнес».

Зачем предпринимателям помогать, тем самым порождая слабость и безынициативность? Вот ты открыл бизнес. Почему ты не дал себе время, чтобы разобраться в том, как работает налоговая служба, бухгалтерия и юридическая служба?

У нас нет задачи подменить собой бизнес. Наша задача – избавить предпринимателей от непрофильной «бумажной» работы, бюрократических процедур и т.д.

Если я только начинаю предпринимательскую деятельность, то на анализ документации потрачу три-четыре месяца, чтобы понять, какие меры государственной поддержки мне положены.

А тут человек может прийти, и ему за полчаса объяснят, на что он может рассчитывать. Всё! Он сэкономил свое время и может заниматься делом. Может открыть пекарню и печь хлеб. Может организовать автомастерскую и налаживать бизнес-процессы там, а не возиться с отправкой документов и тратить время на просиживание в очередях. Вот в чем идея: не подменять, а освобождать от непрофильной деятельности.

Здесь еще стоит напомнить, что перед страной стоят глобальные вызовы, и нашей экономике нужна скорость в развитии. Национальные проекты и цели, которые в них указаны, требуют быстрого роста, в том числе роста сектора малого и среднего предпринимательства.

Не получается ли так, что вы помогаете и тем, для кого бизнес – это игра-забава? Пришла мода на эко-продукты – хипстеры начали заниматься фермерством; пришла мода – открываются школы «духовного» развития… Не для того, чтобы заработать, а для красивой записи на визитке и эффектных фото в инстаграме?

Мы не ставим целью втянуть каждого в проект, который он наметил. В основе всего лежит экономическая целесообразность той или иной идеи.

Допустим, человек пришел, рассказал свою идею. Наши экономисты проводят анализ и говорят:

«Нет, этот проект у тебя не окупается».

Это полезная консультация. Мы не бросили человека в бездну, а предостерегли, рассказали о рисках. У предпринимателя желание заниматься бизнесом не пропало. Он произвел перерасчет и видит: вот это окупается за пять лет, а это – за четыре года. И решает: «Буду пробовать!»

То есть отказать кому бы то ни было в поддержке мы не можем. Мы – не какая-то разрешительно-запретительная или надзорная организация.

Наша задача – помочь. В том числе помочь избежать ошибок и просчетов. И когда к нам приходят с проектом, то мы стараемся рассмотреть его комплексно, учитывая все риски.

Какие ключевые показатели эффективности разработаны для вашей организации?

Первое – это охват. Мы должны помочь как можно большему количеству людей. Повторюсь, на данный момент более двух с половиной тысяч предпринимателей к нам уже обратились. Чтобы увеличить это число, мы наращиваем активность в соцсетях, проводим семинары, приглашаем предпринимателей на встречи. Приглашаем даже тех, кто не хочет сюда идти. И такие встречи помогают переломить тренд недоверия – люди приходят, и начинается кропотливая работа: выявляем «болевые точки», выясняем, как и где мы можем помочь, подключаем экспертов.

Количество малых и средних компаний, которых сейчас у нас порядка сорока двух тысяч, в прошлом году приросло на семьсот. В сельском хозяйстве количество фермеров также выросло. Количество экспортеров увеличилось процентов на двадцать. Мы видим в этих цифрах результат и нашей работы.

По отделам KPI следующий: это количество размещенных проектов; это число тех, кто получил земельные участки и имущественную поддержку; это количество решенных кейсов на получение разрешительных документов (здесь у нас задача – сократить сроки получения). По финансам – это количество и объем профинансированных проектов. По государственной поддержке (субсидиям и грантам) перед своей командой я ставлю задачу увеличить количество получателей господдержки и сделать так, чтобы получить ее стало проще.

Зачастую те, кто изначально скептически относились к нашей помощи, приходят и говорят: «Слушайте, а всё, действительно, было не так уж и сложно. Мне срочно понадобились деньги на оборотные средства, а в агентстве подсказали быстрый механизм их получения через Государственный фонд поддержки предпринимательства. И помогли собрать пакет документов».

Новые направления, которые появились в нашей деятельности в прошлом году, подразумевают финансовую поддержку. Мы здесь выступаем как некий распорядитель средств. Созданы центры поддержки бизнеса, экспортеров, сельхозкооперативов и фермеров, чтобы помочь предпринимателям этих направлений выйти на рынки сбыта. Но эта помощь не заключается в советах «купи там, продай там». Мы софинансируем участие в профильных выставках как по стране, так и за рубежом. Отправляем делегации калужских предпринимателей в бизнес-миссии. При этом заранее определяем круг потенциальных партнеров, чтобы деловые встречи проходили максимально эффективно.

Если говорить про экспортеров – здесь ещё шире перечень механизмов господдержки. Например, мы помогаем предпринимателю сертифицировать продукцию, защитить интеллектуальное право за рубежом, провести маркетинговые исследования, участвовать в электронных торгах, перевести сайт на язык той страны, куда он собирается делать поставки.

Все это стало возможным как благодаря нашей региональной инициативе, так и в рамках реализации национальных проектов «Малое и среднее предпринимательство и поддержка предпринимательской инициативы» и «Международная кооперация и экспорт».

По статистике, сейчас у нас триста пятьдесят экспортеров, из них триста – малые и средние компании. Мы встретились и пообщались на предмет господдержки уже с львиной долей из них, рассказали, как ее можно получить, вовлекли их в зарубежные выставки и бизнес-миссии.

То есть главный показатель количественный? Больше предпринимателей, которые обратились в агентство за поддержкой, соответственно, больше «отчётных галочек», увеличивается финансирование…

Мы работаем не для «галочки». И те бюджетные средства, которые нам выделяются, должны «окупаться», т.е. возвращаться в областной бюджет через поступления налогов от деятельности компаний. Во главе угла – экономические показатели. Логика проста: появляется новое производство, а значит создаются новые рабочие места, появляется продукция, которая реализуется по области и за ее пределами, поступают новые налоговые отчисления.

На мой взгляд, такой подход позволяет Калужской области всегда находиться в верхних строчках инвестиционных и бизнес-рейтингов. На петербургском экономическом форуме были подведены итоги инвестиционной деятельности в стране, и наш регион был назван в числе лидеров.

Целевая модель поддержки малого и среднего предпринимательства – стандарт взаимодействия бизнеса и власти – в прошлом году исполнена в регионе на сто процентов. Это более 50-ти показателей: по образовательным программам, доступности финансовой поддержки, микрозаймам и т.д. При этом стопроцентной отметки мы достигли первыми. Согласитесь, интересный факт.

Целевая модель «Осуществление контрольно-надзорной деятельности» – здесь тоже достигнут стопроцентный показатель. Это не говорит о том, что все идеально, и что здесь абсолютно нет проблем. Но это значит, что есть положительная динамика, которая дает предпринимателю уверенность, что в перспективе эти процессы в регионе будут совершенствоваться.

Вы доверяете только полученным цифрам или оцениваете обстановку с учётом мнения предпринимателей?

Я верю и тому, и другому. Так, в сельском хозяйстве за прошлый год на десять процентов стало больше получателей господдержки. В предпринимательстве – на семь процентов. Объем кредитов по малому и среднему бизнесу вырос на десять процентов.

А если уйти от цифр к другим характеристикам, то я встречаю множество людей, ведущих бизнес в Калужской области, которые благодарны за консультации и поддержку. И, по-моему, их число растет. И если бы я в это не верил, то не приходил бы каждое утро в офис, и никак не мог бы зарядить свою команду на то, что она сейчас делает. Без веры в результат здесь делать нечего.

Есть успешный бизнес, который привык работать сам по себе, исправно платит налоги, но отделяет себя от государственных мер поддержки, например, из-за нежелания контактировать с властью. Вы находите общий язык с носителями подобных идей?

Такие люди опираются на свой опыт, с ними надо работать индивидуально. Нельзя не согласиться с тем, что в бизнес-среде сохранилось негативное наследие, которое пришло к нам из девяностых. Многие из предпринимателей, которые начинали в ту эпоху, скептичны и по отношению к тому, что происходит сейчас.

Я не вижу возможности переубедить их путем публичных заявлений. Это замечательные люди, с которыми надо работать на языке результата. Если я их пригласил, пообещал и выполнил свои обязательства, и они реально получил такую поддержку, то они уже меняют свое мнение. И мне нравится, что число тех, кто меняет свое отношение к происходящему в регионе, растет.

Не сводят ли на нет ваши коммуникативные усилия высказывания о том, что в Калуге «приходится работать с токсичными предпринимателями»?

Если честно, я не слышал ничего подобного. Но отвечу на ваш вопрос. К сожалению, есть определенный круг людей, которые говорят много и дурно исключительно для того, чтобы создать какой-то негативный фон. Зачастую эти люди даже не занимаются предпринимательством, а добиваются популярности или пытаются так обратить на себя внимание. Тот предприниматель, который ищет решение, воспользовавшись помощью существующих институтов поддержки, всегда такое решение найдет.

Поэтому, одно дело говорить, а другое – приходить с конкретной проблемой.

Иное дело, если мы говорим о тех, кто даёт аргументированный негативный отзыв. И такие предприниматели для моей работы – самое лучшее. Потому что, когда команду хвалят – это, конечно, безумно приятно. Но это создает эйфорию. А когда приходят и доказательно говорят «здесь плохо, здесь и здесь плохо», то такая обратная связь оказывается очень полезной. Потому что тогда мы понимаем, как нам перераспределить ресурсы, где и что нужно поправить в нашей работе. И в этом плане «токсичные предприниматели», как вы их называете, нам очень нужны. Если все будут отмалчиваться, то мы не сможем сделать что-то действительно полезное.

Позвольте выступить в роли тех, кто даёт негативную связь: скепсис вызывает то, что учить россиян предпринимательству нужно с детского сада.

Что касается детишек… Я не профессиональный психолог. Но ко мне приходил полный зал ребят лет пяти-восьми. С ними мы проводили мероприятие по профориентации. И некоторые уже сегодня мечтают организовать производство каких-то популярных детских игрушек или активностей, с удовольствием презентуют свои идеи. Т.е. для кого-то из них стать предпринимателем – это такая же мечта, как, например, стать врачом или пожарным.

Поэтому я считаю, что именно с детского сада нужно знакомить ребят с предпринимательством, выявлять тех, кто к этому способен, подсказать, что их может ждать успех в этой отрасли. И уже способным детям предложить учиться дальше.

Вести же всех по стезе предпринимательства нет абсолютно никакого смысла. По статистике, только порядка пяти процентов жителей планеты имеют предрасположенность к предпринимательской деятельности. А вот выявить, помочь и подсказать – это действительно имеет смысл.

Т.е. здесь речь идет о том, чтобы человек как можно раньше понял, к чему у него есть талант. Чтобы он не тратил свой ресурс на то, где у него перспектив меньше.

Бывает, что родители пытаются сделать выбор за ребенка и говорят: ты этот предмет должен подтянуть, другой, третий… А если человек хочет достичь пика именно в своей сфере? Может быть, эффективнее потратить время на это?

Мы не говорим об агитации всех и вся к бизнесу. Речь о том, чтобы как можно раньше выявить тех, кто может стать предпринимателем, и помочь им в развитии.

Вы часто говорите о вашей команде. Кто эти люди?

Я горжусь нашей командой и не скрываю этого.

Мы росли постепенно. Сначала было четверо человек, потом девять, одиннадцать, семнадцать… Те, кто изначально были специалистами, значительно выросли в профессиональном плане. И, спустя шесть лет совместной работы, уже занимают управляющие позиции.

Кого-то мы отбираем по результатам тестовых заданий, кого-то рекомендуют. И я благодарен за рекомендации. Ведь если человек порекомендовал кого-то, значит, он несет определенную ответственность за того, кого порекомендовал. Из моей практики: если я получаю рекомендацию от кого-то из коллег или друзей, то, зачастую, потом этот человек показывает очень хорошие результаты.

Но, главное, при формировании команды мы опираемся не на то, кто какие вузы окончил, и кто кого рекомендовал. Мы смотрим, чтобы человек был с искоркой в глазах, чтобы хотел менять что-то в лучшую сторону. У нас нет таких, кто привык работать по графику с восьми до пяти с перерывом на обед. Здесь все работают вне графика под конкретный результат и задачи. Надо остаться вечером или ночью – остаемся.

Мы обязательно учимся. Все наши сотрудники проходят обучение в центре современного образования (учреждение, которое отвечает за развитие талантов наших государственных и муниципальных служащих), участвуем в других специализированных тренингах, проводимых признанными структурами. Сейчас коллеги проходят обучение по проектному управлению. И я учусь вместе с ними.

Вы не считаете, что у специалистов агентства, дающих консультации предпринимателям, ахиллесова пята – отсутствие бизнес-образования и опыта бизнес-деятельности?

Я, наоборот, считаю, что здесь работают одни из лучших экспертов области. Мы с коллегами рассматривали кейсы MBA и EMBA, и они вполне решаемы. Сам факт наличия корочки MBA или EMBA еще не говорит о том, что ты будешь успешным предпринимателем.

Но если я захочу, чтобы мои люди прошли МВА, я уверен, что большинство из них сможет его пройти. Но, понимаю, что это будет достаточно дорого для организации.

В свою очередь то, что я посчитал целесообразным, мы воплотили. Все, кто задействован в проектах, сертифицированы по проектному управлению. Но сертификаты и дипломы для оценки сотрудника имеют меньшую ценность, чем выполненная работа.

Так, например, одна из компаний искала оператора, который сделает бизнес-план для получения специнвестконтракта. Я сказал, что мои экономисты могут это сделать. И они сделали, хотя в этой работе мы конкурировали с консалтинговыми компаниями мирового уровня. Документы были приняты с первого раза. И это – показатель!

Сорок семь проектов, которые находились на нашем сопровождении, получили финансирование на восемь с половиной миллиардов рублей. Т.е. предприниматель, желающий расширить свой бизнес, вместо того, чтобы нанимать какие-то аудиторские компании, может просто прийти к нам.

Так что здесь работают те, кто по всем показателям являются лучшими на рынке труда.

Что вас мотивирует?

Пройденное тестирование показало, что для меня основными мотиваторами являются деловая репутация и психологический комфорт в команде.

Но на самом деле, главное – результат. Когда к нам приходит предприниматель и говорит: «Я не верил, что то, про что вы рассказываете в своих буклетах, реально. А сейчас, после сотрудничества с агентством, мое предприятие заработало», – это действительно вдохновляет.

Чем приятно удивите предпринимательское сообщество?

Думаю, всем будет интересна концепция Дома бизнеса. Это место, куда любой предприниматель может прийти как резидент. Он может здесь работать, у него будет переговорная, может обратиться к любому консультанту… Он может просто прийти и в коворкинге какой-то документ распечатать. Дополнительные услуги здесь тоже будут. Их мы будем развивать, опираясь на потребности бизнеса.

Сколько стоит участие, или достаточно стать клиентом «Агентства развития бизнеса»?

Единственное, что нужно – быть зарегистрированным в качестве предпринимателя или компании на территории Калужской области.

То есть, прийти, показать ИНН и начать работу?

Ты можешь сюда прийти, здесь тебя обслужат консультанты, тебе помогут, расскажут. Я хочу, чтобы человек выходил и, как в банке, мог оценить то, как с ним поработали в Доме бизнеса. Если все хорошо, и человек нажал зеленую кнопку, значит, мы отработали вопрос. А если где-то человек остался неудовлетворен, то это для меня, как руководителя, сигнал о том, что надо созвониться с ним, узнать, что пошло не так, выяснить, почему не решена проблема.

С таким количеством предпринимателей, которое есть у нас в области, без автоматизации дальше работать будет сложно. Поток обращений к нам увеличивается каждый месяц.

В перспективе я хочу сделать клубные карты для тех, кто воспользовался помощью агентства, но, со своей стороны, также выполнил все свои обязательства перед государством. Т.е. также подтвердил свой рейтинг надежности и хочет и дальше с нами сотрудничать.

Общаясь с предпринимателями в передаче «Истории успеха», вы спрашиваете ваших гостей: «Какой совет дадите начинающим предпринимателям?» Переадресуем его вам.

Скажу словами одного из героев программы: «Берите и делайте!»


Беседовал: Роман НОВИКОВ
Текст: Кирилл ГИЗЕТДИНОВ
Фото: Игорь РУЛЕВ

Расскажите друзьям: