РАНХиГС Калуга

Тихий шорох уходящих шагов на малой сцене драмтеатра

Спектакль по пьесе белорусского драматурга Дмитрия Богославского «Тихий шорох уходящих шагов» поставил на малой сцене Калужского областного драматического театра дипломник ГИТИСа Иван Миневцев. Премьера состоялась 22 декабря в рамках проекта «Дипломники столичных театральных вузов на малой сцене театра».

шорох3

Спектакль целиком и полностью — детище московских молодых театральных деятелей. Вместе с Миневцевым над ним работали художник-постановщик Ольга Богатищева (тоже из ГИТИСа) и художник-технолог Александра Алексеева из школы-студии МХАТ. А вот воплотили в жизни актеры драмтеатра. Сделали это великолепно, живо и захватывающе.

Пьеса вполне укладывается в понимание того, что такое современная драматургия, потому что говорит о вечном современным языком, разрабатывая реалии нынешнего дня, уверяет Миневцев.

В принципе, молодой режиссер не погрешил против истины, хотя драматурга можно было бы все же причислить к наследникам традиций лучших образцов русской драматургии XX века.

А спектакль все о том же, о чем недавно поставленный спектакль «Зеленая зона», да и другие работы театра последнего времени — о жизни, о наследии, любви к отеческому дому, совести, добре и зле.

шорох1

Александр — бывший офицер — пытается разобраться в чувствах к своему год назад ушедшему в мир иной отцу.  В том, что для него родной дом. Мучимый чувством вины за то, что не смог приехать на похороны отца, возможно, еще за что-то недоделанное, недоговоренное с родителями, Александр то ли во снах, то ли вытаскивая образ отца из глубин подсознания, пытается договорить с ним, объясниться.

шорох4

Сцена разделена на две части стеной из полусгнивших досок с огромными щелями между ними, по-настоящему пахнущих старым домом (изначальный замысел режиссера и художника-постановщика погрузить зрителя в атмосферу творящегося на сцене). Это барьер между реальностью и сознанием (или даже, наверное, потусторонним миром), где обитает отец, и через который Александру до поры до времени нет хода. И разговор ведется через эту прогнившую насквозь, давно не чиненную стену родительского дома.

голоднов

Что происходит в реальности, что — в подсознании, зрителю придется догадываться самому. И старшие сестры Александра, которые время от времени появляются на сцене со своей навязчивой идеей продать родное гнездо, тоже непонятно где находятся. Александр то ли мысленно с ними разговаривает, то ли вспоминает недавние встречи.

По поляне воспоминаний главного героя ведет таинственный персонаж Альберт, обозначенный в программке как медиум. Он не психолог, сам в этом признается. Но ведет себя именно как психолог. Да еще, как выясняется, ему заплатили за сеансы погружения. Впрочем, оказывается, что и Альберт (очень точно и тонко сыгранный Сергеем Вихревым), заставляющий Александра отвечать на главные вопросы, наверное, тоже из его подсознания.

А в остальном все до боли реально, по-настоящему. И сразу вспоминаются  «Прощание с Матерой» Валентина Распутина, пронзительные пьесы Александра Вампилова, и чеховский «Вишневый сад». Но как-то немножко все это мелковато и чересчур прагматично: XXI век все же на дворе. В нашу эпоху свои «заморочки», не то что во времена Чехова.

Дом хотят продать. Наследники боятся продешевить. А главный герой (Денис Юшечкин), заручаясь невидимой поддержкой Дмитрича — своего отца (Вячеслав Голоднов), и Юрасика — его друга и соседа (Михаил Кузнецов), пытается этому противостоять.

шорох2

Он, да еще сестра, трогательная и беззащитная  Аня (Татьяна Селиверстова), в отличие от других детей Дмитрича, не забывали его, берегли и после смерти отца свой дом, и готовы отстаивать его.

шорох7

А отец из своего немыслимого далека, из-за стены все старается придумать, как помочь тем из них, у кого в жизни совсем плохо: доделай, говорит, пристройку, да посели там, места, мол, вам, хватит.

Из этих последовательно сменяющихся эпизодов — то с отцом колодец чистят каждое раннее утро, то с сестрами поминают родителей на их могиле, то спорят из-за того, кому тяжелее живется, и стоит ли продать дом по объявлению или выставить его на аукцион — и складывается картина современного состояния умов, понимания нравственного закона или его полного непонимания и неприятия, тяжелого пути к истине. Заметим попутно, что подзаголовок пьесы — «Все о моей семье».

шорох6

В финале в стене образуется брешь, и все устремляются туда, где слышно шарканье тапочек отца с матерью. И всем туда есть проход. И Александру, и его сестрам. Разве что Олег, муж одной из них — циничный прагматик, уже решивший поживиться за счет чужого имущества, остался снаружи. Да и зачем ему туда? Вернулись в детство, поняли что-то? Или всегда понимали, да жизненные неурядицы затуманили мозги и залили на время жиром сердце?

А Александр, кажется, умер.

— А ты чего здесь? — спрашивает он отца.

— Тебя встретить, — отвечает Дмитрич. — Традиция такая – ждать долго, встречать сразу. Попривык, смотрю, уже?

голоднов2

Дуэт Голоднова и Кузнецова, несмотря на замечательную работу всего актерского ансамбля, особо стоит выделить. Возможно, это пока лучшая творческая работа сезона.

Не будем спешить, сезон пока в разгаре. И впереди еще много чего, что может нас удивить. Тем заманчивее ближайшее будущее.

 

Расскажите друзьям:
Загрузка...