Убийство парня и два месяца сексуального рабства. Во что козельчанин превратил жизнь бывшей?

Убийство парня и два месяца сексуального рабства. Во что козельчанин превратил жизнь бывшей?

Мы вновь поговорили с руководителем Козельского межрайонного следственного отдела Николай Гриднев. А это значит, что цикл совместных со Следственным управлением СКР по Калужской области материалов продолжается. Да, как и в прошлый раз, история происходила в Козельском районе.

Имена участников истории изменены

Диме было 33 года. Он жил в Козельском районе. У него были друзья, были отношения. Компанию объединяло не только общее прошлое, но и любовь к синтетическим наркотикам.

Дима был ревнив. И, узнав, что Настя, с которой они поругались около месяца назад, нашла нового ухажера, он взбесился. «Дрянь паршивая!», — кричал Дима, встретившись с приятелями Геной и Валей. Те молча кивали, не решаясь на комментарии. «Шлюха», — наконец выдавил из себя Валя. «Хлебало завали», — ощерился Дима. Называть ее так было позволено только ему.

Диме нужно было что-то предпринимать. Ему никогда не сиделось на месте, а теперь еще появились навязчивые мысли, которые вызывали зуд. Идеальный вариант — найти ее и задать хорошую порку. А уродца, на которого она повелась, вообще убить. Так он направился к ее родительскому дому.

Он вдавил кнопку звонка, ждал. Наконец зашуршали чьи-то тапки. Дверь приоткрылась на цепочке. В щели показалось морщинистое лицо Настиной мамы. Цепочка была ненадежной, и поэтому, когда мужская рука дернула дверь на себя, она просто порвалась. Женщина хотела крикнуть, но сразу получила зуботычину и осела на тумбочке в прихожей. Дима начал поиски. В зале смотрел телевизор отец. Он попытался встать с дивана, но был отправлен обратно сильным толчком ноги. «Где шлюха? Она мне денег торчит» — «Пошел вон» — «Я спрашиваю еще раз: где шлюха?». Костяшки пальцев Димы побелели от напряжения. Молчание. «Семья обсосков», — бросил он перед тем, как уйти.

Дима знал, чего может стоить ему эта выходка. Но нет худа без добра: от знакомых он узнал, что Настя и ее женишок уехали прятаться в Ульяновский район. Девушка понимала, на что способен бывший и не хотела попасться ему.

«Ну Ульяново — не Африка же», — гоготал Дима, рассказывая новости друзьям. Те тоже довольно улыбались. Дима истерично рассмеялся, энергично похлопывая ладонью по колену. Его до сих пор не отпустила утренняя доза. «Ноги, ноги, ноги!», — вскрикнул он.

Компания загрузилась в ставшую уже общей машину. Дима утопил педаль газа. В это время Настя и Леня сидели в одном из ульяновских дворов, не зная, что уже обречены.

Приезд в Ульяново

«Ну что, сучка, собирайся давай. Домой едем!», — улыбался довольный Дима. В руке он сжимал кусок арматуры. Только что он исколотил ей Леню. Тот сначала сопротивлялся, матерился, но сейчас лишь постанывал, скрытый высокой травой. Дима принял остатки синтетики.

Вялого Леню затолкали в салон. Настя упиралась, но оказалась там же. Автомобиль развернулся. На вопросы, куда они едут, Дима сказал, что всем понравится. «Место живописное», — подмигивал он пассажирам.

Машина заехала в лес, прошла его насквозь и остановилась у пруда. Сначала из салона вытащили Леню. Его бросили на живот, отпинали. Затем Дима приказал товарищам задрать ему голову. «Чтоб видно было лучше», — пояснил он.

Пока Дима насиловал Настю, она плакала. От бессилия плакал и Леня. Гена и Валя, кажется, начали что-то понимать, испугались, но продолжали держать жертву. Когда Дима закончил, он отогнал подельников и еще раз избил Леню, смакуя каждый удар. Затем, связав избитому руки за спиной, он оттащил его и швырнул в воду.

События после

Тело утопленника обнаружат 7 декабря.

Через два дня в Рязанской области будет задержан Дима. Все это время он насильно удерживал Настю, которой пообещал «медовый месяц». И действительно: вместе они объездили несколько районов и областей. Девушку похититель систематически насиловал.

Примечательно, что изначально Диму искали не за убийство, а за незаконное проникновение в квартиру Настиных родителей. После получения оперативной информации об обнаружении тела следователи повторно допросили Валю и Гену. Те, поняв, что Диме все равно конец, рассказали подробности убийства.

Диму судили по статьям 139 («Незаконное проникновение в жилище»), 126 («Похищение»), 105 («Убийство, сопряженное с похищением, совершенное с особой жестокостью»), 131 и 132 УК РФ («Изнасилование и насильственные действия сексуального характера»). В ходе следствия добавилась также статья 158 УК РФ («Кража») — выяснилось, что Дима воровал из храма в Козельском районе. Его приговорили к 20 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.


Следственное управление СКР и ТРК «Ника ТВ» опубликовали фото и видеоматериалы по убийству с заретушированным лицом Димы. Узнав себя на кадрах, он подавал в суд и на следователей, и на журналистов с требованием оплатить «его актерскую работу».

Расскажите друзьям: