Вадим Прикладовский: «У калужан мало серьёзных эстетических запросов»

Накануне Международного дня музыки, который отмечается 1 октября, мы поговорили с директором калужской областной филармонии Вадимом Прикладовским о сегодняшней культурной ситуации в Калуге, кто в этом виноват и что можно сделать.

— Вадим Игоревич, вы работаете в филармонии уже около пяти лет. Как, на ваш взгляд, за это время в городе изменилась культурная ситуация?

— Она изменилась. Немножко, но, по-моему, в лучшую сторону. Когда я пришел сюда работать и посмотрел на количество филармонических концертов, то оно было ничтожно. Билеты на серьёзные концерты почти не продавались.

Калуга в этом смысле непростой город. Нужно отдавать себе отчет, что ты будешь тратить очень много сил и в итоге получать малый результат.  Конечно, сейчас больше народу ходит на концерты, но при этом общее впечатление у меня складывается, что наш город достаточно тугой, мало интересующийся серьезной культурой. Рядом с нами столица. Зачастую там невозможно билеты достать на симфонические концерты, которые сейчас в большой моде. Понятно, что это консерваторский город, но ведь и количество серьёзных концертов в Москве огромно.

А к нам может приехать хороший симфонический оркестр, и с трудом собрать зал. Очень мало имен публика знает, только те из них, что по телевизору мелькают, остальные калужанам неизвестны. А они могут быть звездами мировой величины, просто их не показывают по ТВ. Казалось бы, можно легко поискать в интернете. Но многим даже в интернете это сделать лень.

Вадим ПрикладовскийМы, конечно, пытаемся эту информацию доносить, воспитывать понемногу новое поколение слушателей, работаем с детьми, однако для безудержного оптимизма повода пока не вижу. Впрочем, как и для черного пессимизма тоже.

— Интересно, почему так? Я сомневаюсь, что калужане ездят на симфонические концерты в Москву…

— Видимо, эти навыки надо прививать еще в детстве. Конечно, удобнее усесться перед телевизором, где с экрана что-то понятное для тебя звучит. Человек ведь усилий делать не любит, он по природе, скорее, существо ленивое. И понятия не имеет о том, чего он лишается, не прилагая никаких усилий, не работая над собой. Но, с другой стороны, если человек начинает немножко в этом плане шевелиться, он входит во вкус. У спортсменов есть понятие «мышечная радость», когда физические нагрузки приносят удовольствие — мышцы играют, плечи расправляются. То есть, приложенные усилия оправдываются. Но обязательно нужно сделать первый шаг, и потом ты с этой дорожки сойти не захочешь. Усилия приносят удовлетворение человеку, а ленивое и унылое лежание, я уверен, нет.

— А кто виноват, что у нас так получилось?

— Трудно сказать даже, когда это началось. Вот у нас как-то на концерте клавесинной музыки одна из женщин сказала, как хорошо, что такие концерты в Калуге начали проходить регулярно. Она переехала в Калугу из Екатеринбурга, и вспоминала, как тогда еще в Свердловске на концерты Святослава Рихтера невозможно было купить билеты. А в Калуге, когда он приезжал где-то в конце семидесятых или начале восьмидесятых годов,  по пригласительным нельзя было людей в зал загнать. Не хочется думать, что  таков менталитет города, что он отторгает от себя серьезную культуру. Возможно, и мы сами в чем-то не дорабатываем.

IMG_1959

Вадим Прикладовский и Валерий Гергиев. фото (с) И.Рулёв

— Я где-то слышал, что качественная аудитория составляет около четырех процентов населения, то есть, людей, интересующихся серьезным искусством, не так уж много. Интересно, в Калуге эта статистика работает? 

— То есть, порядка 10-12 тысяч зрителей у нас должно быть, не считая маленьких детей и глубоких стариков?  Опять же считать надо, как часто люди ходят. Если раз в год – одно, если несколько – другое, входит ли вообще посещение концертного зала в некий обязательный «продуктовый набор» горожанина, или посещение филармонии является редким лакомством… Важно и то, кто ходит на серьёзную музыку.

— Наверное,  в филармонию ходят люди с высшим образованием, учителя…

— Я всегда думал, что, прежде всего, это городская интеллигенция. Это очевидно. Но если рассмотреть вопрос более предметно, по профессиональным, так сказать, группам? Педагоги школ? Эта категория сегодня придавлена жизнью, замучена злосчастными «реформами», до последнего времени весьма-весьма небогатая. Это сейчас у них с зарплатой стало получше (по крайней мере, так говорят по телевизору). Но когда человек привык деньги тратить только на еду и на вещи, его уже трудно вернуть в культурную среду, даже если он раньше был там. Врачи наши… Это симпатичные люди, но насколько показывает моё общение с врачами, большинство их эстетически развито ничуть не лучше, чем рабочие у станка. Врачи, увы, перестали быть публикой филармонических концертов. Да что говорить, если педагоги музыкального колледжа отмечаются только единичными посещениями. Многим их них это неинтересно. Что же получается —   их профессия им неинтересна? Студенты музыкального колледжа на концерты почти не ходят! Я недавно разговаривал с одной из студенток, она, правда, в Эстонии учится, так у них есть обязательные для посещения концерты, и после них студенты еще непременно пишут рефераты, то есть, просто так не отвертишься.  А у нас эта часть работы музыканта над собой считается неважной. И кто у нас в остатке? Интеллигентные старушки. Конечно, может быть, я немного сгущаю краски. Как я уже говорил, дело начало сдвигаться с мёртвой точки.

IMG_2018И всё-таки в Калуге у интеллигенции очень мало эстетических запросов, в отличие от крупных, продвинутых городов. Эти запросы, в общем, ничем не отличаются от запросов других категорий: Петросян, Задорнов, только то, что показывают по телевизору. Очевидно, что люди самостоятельным эстетическим развитием никак не занимаются, ничем не интересуются.

— Может, это от того, что качество жизни в городе не высокое?

— Это влияет, наверное.  А то, что от уровня развития культуры зависит чистота улиц, развитие производства, многое другое, давно поняли в других странах. В Японии, Финляндии  при приеме на работу спрашивают, какие у соискателя культурные, в частности, музыкальные интересы, ходит ли он на концерты и т. п.  Говорят, Билл Гейтс тоже так на работу принимает. И предпочтения отдается именно интересующимся людям, потому что они в работу будут привносить творчество. У нас эту связь предпочитают не замечать. Калуга даже Обнинску в этом  отношении проигрывает. Мы, конечно, пытаемся сформировать эстетический запрос, будоражить наших горожан.  Наверное, не всё у нас получается…

Мне вообще кажется важным и хочется создать некую площадку при филармонии, на которой можно было бы несколько раз в году обсуждать эти проблемы и другие интересные вопросы из сферы культуры  с журналистами, заинтересованными людьми, блогерами и интернет-пользователями, состоящими, например, в группе областной филармонии в социальных сетях. Может быть, в чем-то наша культурная политика неправильная, а, может, дело совсем в другом. Там все это можно было бы выяснять, решать, обсуждать, в каком направлении двигаться дальше.

IMG_1970

— Работа филармонии – это культуртрегерство или коммерческая  деятельность, прежде всего? Или все это можно совместить?

—  Я убеждён, что учреждения культуры, тем более государственные, должны заниматься, прежде всего, культуртрегерством, пусть это слово и приобрело в наше время негативный оттенок. Конечно, мы должны формировать вкус людей в области серьезного искусства. Зарабатывание денег – это второй вопрос, и хорошо, когда это совпадает. Но он не должен душить главное.  Совмещать это можно: Москва, где и билеты дорогие, и публика ходит на серьезные концерты, такой пример совмещения показывает. Там на такие концерты престижно ходить. У нас тоже в последние год-два пошло небольшое  движение, но нам еще расти и расти до зарабатывания на предложении серьезного культурного продукта.

—  Мне показалось, что филармоническая афиша осенних месяцев выглядит достаточно привлекательно, мероприятия весьма разнообразные и серьезные: балет «Мариинки», спектакль театра Виктюка, фестиваль «Самайн»…

—  Мы отказались от проведения какого-то одного мероприятия, посвященного открытию сезона, тем более что в августе в филармонии прошел очень представительный международный конкурс вокалистов. Здесь главное публику не перекормить. Поэтому вечер артистов балета Мариинского театра у нас стоит в ряду других вечеров и концертов.  И это хорошо, что афиша предстоящих событий выглядит интересно. Мы будем стараться уделять внимание самым разным жанрам, серьезной народной музыке в том числе, искать и открывать новые имена и новых артистов.  Если бы была возможность им жилье предоставлять. Насколько я знаю, министерство здравоохранения разработало программу и выделяет деньги на съёмное жильё для нужных специалистов. Почему бы и министерству культуры не пойти по такому пути?

— Это возможно, если на культуру у нас обратят такое же внимание, как на здравоохранение и образование.

— Один мой знакомый как-то сказал: «образование у нас обязательное, а культура – нет».  Вот Вам и ответ на вопрос. Когда к обществу придёт понимание, что без культурного человека не создашь качественного промышленного продукта, не будешь жить в чистом городе, не сможешь уменьшить зашкаливающую бытовую преступность, тогда, я верю, и для серьёзной музыки настанут лучшие времена.

беседовал Андрей ГУСЕВ

Расскажите друзьям:
Загрузка...