Влатлен Пичальский в Губернском парке: «Тоска болотная»

Круг_Пичальский

Привет моим воображаемым друзьям. Со мной случилось страшное: я уснул догматическим сном…

Пробуждение было трудным, как выход в астрал. Из забвения я вышел. И не абы куда, а в Губернский парк…

Прискакали — гляжу — пред очами не райское что-то:
Неродящий пустырь и сплошное ничто — беспредел,
И среди ничего возвышались литые ворота,
И огромный этап — тысяч пять — на коленях сидел…

От ворот — поворот и…

«Пахнет водой и железом, и ржавчиной воздух болот.»

Родители со стальными нервами здесь тщетно пытаются привить детям жизнелюбие, но они все же выбирают «кита».

Кишка — тонка. Триумф плоти, отсутствие духа.

На набережной Стикса фонари принимают душ…

С неба от бабочки-бури:

Сейчас ты выпорхнешь, инфанта,
И, сев на телеграфный столб,
Расправишь водяные банты
Над топотом промокших толп.

И на небо — души.

Подобно загробной реке Губернский парк опоясывает болотная топь…

Оборванные пути, разочарованные велосипедисты…

Было бы болото, а черти найдутся. В нашем случае — губернские рэкетиры.

Хранитель леса с погасшими глазами… Вот славный пес и всем хорош, и только жаль, что ты не пьешь.

Горячие сердца и горящие глаза главное вовремя остудить. Пожарная часть номер 69 тут как тут, там как там.

Губернский парк — соломинка в глазах и без того незрячих… А вот и бревна — уже в моих.

Попиленные — это радует. Уж что-что, а пилить все деревянное у нас умеют…

Зато насчет дров можно не переживать, а располагаться у мангала и созерцать диффузию мусора и флоры.

Гниение вперемешку с цветением.

В разложении секрет
Планетарной оболочки.
В нем материя упрочит
Снов изжитых тленный след.

Природа молит о пощаде и мире. Но калужане безжалостны даже в год Экологии.

Хорошо устроились только лягушки и ужи. Для них здесь настоящий элитный район, а у птиц — пролетарские столовые.

Пребывание в Губернском парке — досуг для философов. На примере понимаешь — все бренно, конечно и бессмысленно. Был облагороженный сквер, да и тот сплавили по Лете…

До встречи, пока — на этом берегу.

Ваш преданный летописец,
преодолевший Аидовы кордоны, Влатлен ПИЧАЛЬСКИЙ

Расскажите друзьям:
Загрузка...