Влажный нудизм, мультики, люди-персонажи. Что еще вы упустили, не поехав на «Бессонницу»

Влажный нудизм, мультики, люди-персонажи. Что еще вы упустили, не поехав на «Бессонницу»

Каждое лето в Калужской области проходит фестиваль «Бессонница». В этом году его вновь принял Юхновский район. О том как калужане, москвичи и люди мира провели минувшие выходные — с 19 по 22 июля — читайте в нашем материале.

После двухчасовой поездки по ухабам сорокового региона мы, наконец, добрались до Юхнова. Аккуратный зеленый городок. Ни намека на какой-то растафарианский фестиваль. Едем дальше. Вот, как маг среди маглов, промелькнул Renault, до отказа набитый рюкзаками, пенками и прочим походным скарбом.

Теперь, через раз работающий навигатор можно было отложить в сторону.

Свернув с трассы на грязную колею, машина покатилась в единственно возможном направлении. Через несколько минут она уперлась в очередь из себе подобных. Здесь проверяли билеты. И отсюда нам предстояло топать пешком около четырех километров – водителю билета не досталось. Занятие-то оно нехитрое… Осложняли ситуацию пожитки на плечах и вязкая грязь под ногами. Мимо шныряли чумазые авто, возмущенно рычащие и время от времени буксующие.

Минуя лес, вышли к полю. Теперь мы смотрели на возвышающееся на шестах око, а око смотрело на нас. В воздухе витали ароматы еды, костра, реки и хорошего настроения.

Слева синел палаточный лагерь класса «люкс». Как выяснилось потом, «люкс» заключался в двух мужичках, охраняющих местных то ли от воров, то ли от нечистых сил.

Но в целом автономных палаток было больше с приставкой «намного». Их умудрялись втиснуть туда, где вряд ли смог бы усесться среднестатистический любитель мучного.

Некоторые из тентов помечали флагами: нам встретились израильский, немецкий и еще с Бобом Марли. Наверное, там всю ночь наслаждались регги.

Брезентовое изобилие разбавлялось грубыми деревянными эко-конструкциями. Это бары, сцены, кафешки и ларьки с этно- эко- и веганскими сувенирами.

Ну, и, конечно, какая «Бессонница» без тех, ради кого все организовывалось: безумно разноплановые персонажи. Именно персонажи, никак иначе. Безумные, сказочные, они были повсюду. Встречались и откровенные позеры – аж целых три «Хантера Томпсона», например! Да какая разница, впрочем? В разномастной толпе виднелись вкрапления детей и собак.

Встречались и люди солнца. И если от оголенных мужских задов очевидно тянуло отвернуться, то женские тела, наоборот, взгляды притягивали.

В первый день нам попалась барышня средних лет с крест-накрест заклеенными сосками. Ибо нечего срамом светить. А вот днем позже с моста в реку сиганула абсолютно голая девица.

Среди деревьев на лесной возвышенности палаток стояло немало – этакие беженцы от цивилизации. В этих лесах по сей день раздается эхо войны: то на окоп наткнешься, то на «колючку».

Как-то странно это: поблизости, внизу за деревьями кипит жизнь, грохочет музыка, а под ногами, возможно, лежит целый взвод.

Спустимся к жизни. Здесь уже вечереет, а значит все должно заиграть иными красками. Оно и играло: работали бары, несколько сцен – глаза разбегались. На одной из них солист призывает не ронять пингвина и попутно его изображает. Атмосфера сказочная, так сказать. Пока спускались по холму, успели наткнуться на ведьму, рогатую девушку и пьяного соседа.

Кульминация «Бессонницы» — мультики под ночным небом. В этом году их показывали сразу на двух экранах. Был дичайший сюрреализм, были вопиющие истины, расписанные под сюр, а еще были простые сюжеты с приятной картинкой. Практически после каждого эпизода, если было понятно, что он закончился, слышались активные хлопки в ладоши. Салют авторам-призракам.

Под одним из шатров уместилась настоящая кислотно-электронная тусовка. Люди дергались с плавлеными лицами под биты. В толпе мелькали пират, фрик в капюшоне, лысый дед и пригоршня людей-масок. Эпилептик, свалившийся в припадке, сошел бы здесь за своего.

Чуть в отдалении — уникальный в своем роде концерт на электронной балалайке. Тряслись тут не хуже, чем на предыдущей площадке.

Еще одна особенность «Бессонницы» — блаженная атмосфера. За все время я не увидел ни одного мордобоя или ссоры. Даже матерок был каким-то приглушенным, душевным. Мусор встречался, но редко. Многие здоровались, желали «ништяков».

Будто здесь собрались отдохнуть давние знакомые, целая огромная компания.

Назад добирались на заказных ПАЗиках, дожидающихся у трассы, организаторы позаботились о фестивальном народе, не только пережившим, но и насладившимися бессонницей и «Бессонницей». Ближе к населенным пунктам заработала сеть. Все снова превратились в типичных горожан, хоть ранее и отплясывали под «антисмартфонные» песни.

Роман Артюхов

Расскажите друзьям: