Воротынский аэродром: некрасивое наследство

«Называйте это крик души, что ли… Или как хотите», — сказал мне глава администрации Воротынска Владимир Москаленко.

А кричит душа главы поселка вот о чём:

2

Это воротынский аэродром. Тот самый, на котором калужские драгресейры регулярно устраивают свои гонки, где местные жители делают первые в своей жизни повороты и развороты на своих же первых авто, где ребята-энтузиасты восстанавливают своими руками парапланы и легкие самолеты.

11

Кричит душа чиновника, о том, что согласно всем бумагам аэродром 1 октября переходит в муниципальную собственность. И, казалось бы, чего кричать-то? Вот оно – счастье действие поручения президента в силе. Но то, в каком состоянии военные оставили бывшие свои угодья, и состоянием-то назвать сложно.

16

1

3

Но воротынский глава, конечно, знал и видел состояние, в которое приходят хозяйственные постройки. За три года до того, как военные ушли в Вязьму, глава поселка силами администрации самого же поселка пытался не дать разворовывать жителям все того же поселка то, что можно было еще разворовать. Он не унывал:

«Все можно восстановить, такие площади! Вот ангары, крыша есть, стены есть, за время сентябрьских дождей смотрите, тут сухо. Было бы желание. Технику можно было бы хранить», — рассказывал глава.

5

4

На прошлой неделе, когда до передачи в муниципальную собственность оставалось буквально несколько дней, приехали военные. И стали разбирать и увозить то, что было спасено от рук местных несунов.

Вот здесь еще в прошлый понедельник был забор:

7

Вот здесь дорога из плит:

8

Здесь въезд на территорию:

9

Приехали, погрузили, увезли… С одной стороны, военных можно понять – до 1 октября это было их имуществом и территорией.

10

Но с другой стороны, а где они были три года, пока все это приходило в негодность и медленно, но верно разрушалось?

В то же время, после передачи части хозяйственных построек в собственность муниципалов, в них стала понемногу появляться жизнь. Вот, например, действующий местный аэроклуб (пока без названия, зато с самолетиками настоящими).

12

13

Владельцы самолетов чутко следят за своим имуществом, и никого чужого не пускают, даже бывших хозяев, даже военных.

14

Но это единичные постройки на территории, которые уже используются по назначению, остальные стремительно приходят в упадок.

15

Конечно, я позвонила в авиационную базу в/ч 41687, которой принадлежал аэродром. После расформирования военной части (по приказу Сердюкова), все имущество аэродрома принадлежит авиационной базе, что в городе Вязьма. Но по телефону который у меня был, голос мне сказал, что он знать не знает меня, а по телефону я могу представляться кем угодно, и внутреннее передвижения имущества министерства обороны голос ни с кем обсуждать не желал.

«Обидно, что что на бумаге, в актах передачи, будут просто указаны строения, а в каком состоянии они нам их передали, никого не волнует, потому что даже эти самые акты будут составлять сами же военные», – сетует Владимир Москаленко.

DSC_0228

Рассказывают, что в прошлую пятницу военных припугнули их же прокуратурой: один звонок, и «работы по доосвоению недоосвоенного имущества» были быстро свернуты. Но то, что успели увезти, никто не вернул, конечно.

19

Круг_Кураева_чб_200Вот в Грабцево будет международный аэродром, с большими самолетами, с международными рейсами, с серьезной охраной и всем прочим. А что делать калужской малой авиации? Тем, кто любит парапланы и романтику маленького самолетика на фоне огромного неба? Куда деваться им? Почему бы на базе воротынского аэродрома, с его историей малой авиации и энергией местных энтузиастов, не организовать это самое место, где всем будет и комфортно и уютно?

Но после вот такого наплевательского отношения бывших владельцев, боюсь, что восстанавливать то, что так бездарно было сначала брошено, а потом растащено, будет очень трудно.

Ася КУРАЕВА

Расскажите друзьям:
Загрузка...