РАНХиГС Калуга

«Легкость бытия», ретро и инновационный Циолковский

Вернисаж выставки «Легкость бытия» художников Елизаветы Невинной и Татьяны Астаховой, прошедший 22 мая в галерее Дома музыки в рамках фестиваля современного искусства «Циолковский» по признанию публики оказался одним из самых ярких событий фестиваля, который близится к своей кульминации. Напомним, что он, начавшийся 14 мая, должен завершиться 1 июня.

Для попытки осмыслить «Легкость бытия» была избрана стилистика 20-х годов прошлого века, что демонстрировалось костюмами, прическами, атрибутами легендарной эпохи, когда люди жили в ощущении хрупкости только что наставшего мира после окончания Первой Мировой войны и очень не хотели, чтобы нечто подобное повторилось.

головатюк

Помимо атрибутики 20-х годов — патефона, граммофона, импровизированного синематографа с крутящимися без перерыва лентами той эпохи, на выставке были представлены графика, живопись и керамика, воспринимавшиеся благодаря технике исполнения, стилистике изображений и самому содержанию, столь же легко, как и сам вечер.

Однако все это должно было слиться в единое целое без разделения на жанры. Только тогда и можно было полностью погрузиться в эту легкую атмосферу, создающуюся изящными дамскими прическами, умопомрачительно не умирающими, несмотря на восьмидесятилетний возраст модами, крутящимися фильмами, сопровождающимися аккомпанементом тапера, детишками, как будто соскочившими со старых фотографий.

На выставке было много воздуха, хотя публика буквально заполонила пространство галереи. То ли это был кинозал с непременным тапером, то ли кафе где-нибудь на Монпарнасе или Тверской. Не хватало только пьющего кофе со сливками Хемингуэя или устраивающих свои читки Маяковского с Есениным. Впрочем, Модильяни и Пикассо здесь тоже выглядели бы органично.

Мастера жанра не остановились на статике — всех этих граммофонах с патефонами и другими стильными безделушками прошлого —  и организовали прямо в зале кухню, где вместе с посетителями начали лепить равиоли, которые потом можно было от отпробовать. Все это разумеется, подавалось с невероятным изяществом.

кухня

Даже несмотря на заявленный жесткий дресс-код — поначалу организаторы вернисажа собирались пускать в зал только тех, кто одет сообразно эпохе — те, кто пренебрег этим требованием, вполне комфортно себя чувствовали. Однако было и достаточно тех, кто со всей серьезностью подошел к посещению выставки.

дресс-код

Пикантность происходящему добавил бронзовый Циолковский, как символ фестиваля, будто бы снявшийся со своего места на Театральной улице и приехавший на велосипеде посмотреть, что творится на фестивале его имени.

Произнеся одну из своих знаменитых фраз про постижение Вселенной и о том, что не вечно мол человеку укачиваться в своей колыбельке — Земле, Циолковский с удовольствием позировал желающим устроить вместе с ним фотосессию, а потом принялся с интересом рассматривать экспонаты выставки.

циолковский

На улице Циолковский избавился от очков и заменил транспорт на более современный.

циолковский-1циолковский-6

В общем, эпоха была представлена как произведение искусства, впрочем, каковой она и осталась в восприятии потомков со своим искусством, стилистикой повседневного быта, индустриальным запалом и ощущением хрупкости жизни — в целом это действительно были несколько часов ощущения невероятной легкости бытия.

Владимир ПЕТРОВ

Расскажите друзьям:
Загрузка...