Жизнь и смерть насекомых. Вместо котиков калужане заводят бабочек из «Молчания ягнят»?

Перефразируя поговорку, можно сказать, что нормальные люди всегда похожи, а странные — индивидуальны. Каждый по-своему. Тем и ценнее подобные встречи…. В эти выходные в Москве прошла 14-я международная выставка-ярмарка насекомых.

На столах было выставлено, да и что греха таить, ползало, шипело, летало и прыгало такое количество экзотических животных, что даже у подготовленного человека разбегались глаза.

На первый взгляд пришедших туда можно смело поделить на несколько групп.

Мэтры. Эти уже не первый год видят подобное, с удовольствием общаются с себе подобными на смеси латыни, английского и русского в равных долях и неохотно отвечают на вопросы обывателей.

Натуралисты. Люди, безумно увлеченные своим делом. С ними легко завязать разговор хоть об особенностях ловли бабочек в тропиках или в горах, хоть о вопросе добычи отпечатков доисторических насекомых в каменно-угольных пластах в ЮАР.

Дети. Десятки детей, бегающих от стола к столу…

— Тут можно подержать в руках живого богомола!

— А тут можно погладить череп на спинке страшного бражника Мертвая голова!

— А тут, смотри, паааап! Купи мне этого паука, он у нас будет с кошкой жить!

Неподготовленные родители, открыв рот, ходили по выставке, безуспешно пытаясь контролировать отпрысков. Дети развлекались. В их глазах был неподдельный восторг. И было от чего.

Жуки всевозможных форм и расцветок, с громадными рогами, не помещающиеся на мужской ладони… Осы, муравьи, цикады, фонарницы, стрекозы совершенно немыслимых расцветок и размеров.

Живые скорпионы в небольших контейнерах, отмеченные цветовыми метками — красный — оранжевый — желтый — зеленый — по степени ядовитости яда, ящерицы, богомолы, гусеницы. И бабочки. Даже, скорее, Бабочки. Такого разнообразия, как мне кажется, не видели и лучшие биологические музеи. Почти квадратные переливающиеся голубым морфиды (лат. Morpho), громадные сатурнии (лат. Saturniidae ), величественные парусники.

Вы знали, что символ Инь-Янь, по легенде, срисован с крыла бабочки (лат. Erebus macrops)?

Картинки по запросу "инь янь бабочка Erebus macrops""

Что они бывают с абсолютно прозрачными крыльями (лат. Greta oto), что некоторые не летают, когда солнце заходит за облако, кто-то вообще не кормится на цветах, а некоторые вообще никогда не опускаются на землю?

Честно говоря, я долго боролся с желанием купить себе пару куколок бражника Мертвая голова (лат. Acherontia atropos), которых отдавали почти даром, чтобы как-нибудь зимой у меня по комнате летали бабочки из фильма «Молчание ягнят».

Картинки по запросу "молчание ягнят бабочки""

Кстати, все Мертвые головы прилетают к нам из Африки и долетают аж до Питера, но не выдерживают русских морозов и погибают. Но в следующий год новое поколение стремится через Средиземное море к нам, на север. Видимо, этот атавизм остался со времен до наступления Ледникового периода.

А еще они умеют пищать и любят залетать в ульи, дабы полакомиться медом. Впрочем, когда человек разглядел у нее между крыльев рисунок черепа, ей стали приписывать многие мистические легенды.

Рассказывать о бабочках я могу бесконечно, но тут речь, скорее, о выставке. Следует отметить, что начинавшаяся, как встреча коллекционеров, она со временем обросла и расширилась настолько, что ты даже не знаешь, что тебя ждет за следующим столом.

Украшения из гальванизированных металлом морских коньков или перстень с залитым смолой жуком, живые тысяченожки (кивсяки) невероятных размеров — до 20 см в длину или скелет попугая или выдры под стеклянным колпаком. И книги. Очень много книг, от популярных до довольно узкоспециализированных.

А самое главное — люди. Беззаветно преданные своей страсти, тщательно ее оберегающие от чужих, абсолютно открытые для общения, восторженные поклонники насекомых, просто заинтересованные.


Я ехал туда из Калуги, чтобы увидеть совершенство красоты, которое природа реализует на крыльях бабочек, как бы пафосно это не звучало. И я увидел красоту Перу, Гималаев, Приморья, Конго, Австралии, Алтая, да всего мира. Об этом я, сидя в темном запаснике краеведческого музея над коллекцией бабочек, читал у Бейтса, Ле Мульта, Брема и Фабра ещё в школе. Тогда это мне казалось мечтой с другой планеты. Теперь все это было на расстоянии вытянутой руки.

Андрей МАНКЕВИЧ


Расскажите друзьям: