Калуга и палатки: кто кого пересидит?

Уже год городские власти не могут решить, что же все-таки делать с палатками на улицах и «белорусским» рынком. Лет пять назад один мой хороший знакомый, имевший несколько торговых палаток, вдруг свернул свою деятельность и переключился другую. Сейчас он успешно «окучивает» районы области, устанавливая и обслуживая в них спутниковые тарелки на домах. И как страшный сон вспоминает времена, когда различные службы атаковали его предписаниями сменить проводку, поставить кассовый аппарат, покрасить, благоустроить, привести в порядок, а потом… снести.

Вероятно, товарищ чувствовал, что со временем отношения между городскими властями не улучшатся, от палаточной торговли все равно придется отказываться. И не только потому, что ей объявили войну, а потому что без пива и сигарет она станет убыточной.

Поэтому он вовремя переквалифицировался. Но так поступили лишь единицы, способные прочувствовать изменения рыночной конъюнктуры и переменить сферу деятельности с минимальным ущербом для себя. Остальные остались выжидать до последнего, надеясь на авось или еще на какой счастливый случай.

Сразу скажу, что сам я против палаточной торговли в том виде, в каком она все еще существует в Калуге. И против дикого рынка в центре города – тем более.

Наверное, самым действенным способом решить проблему «белорусского рынка был бы его снос бульдозером. За ночь.

Раз уж городские власти еще год назад убеждали местную общественность в том, что предприниматели свои места занимают незаконно. А там уж пусть бы разбирались, кто прав. За ту же ночь там могла бы появиться какая-то временная парковка. Но решительных шагов против «оккупантов» предпринято не было. Да еще и гражданские активисты хорошо поработали, предав случай попытки прекращения деятельности «белорусского» рынка гласности. Правда, так до сих пор и не понятно, какую сторону они защищали.

Но, похоже, что борьба городских властей с торговыми палатками, объявленными вне закона, и «белорусским» рынком теперь приняла затяжной и вялотекущий характер. Впору хронику великого противостояния начинать писать. Уже год прошел, а мы на том же месте. Очевидно, что политической воли в этом вопросе проявлено не было. Наверное, ожидалось, что все само собой рассосется. Или забудется.

Но очередной раунд в этом молчаливом противостоянии снова начался некоторое время назад, когда на планерке в администрации губернатор Анатолий Артамонов вновь резко высказался против нестационарных торговых павильонов в крупных городах области. А еще в начале года такая же жесткая критика от губернатора прозвучала в адрес «белорусского рынка», который вот уже практически год незаконно занимает место на территории, где, по замыслу горуправы, должна разместиться автомобильная парковка:

— Рыночная торговля меня не интересует, она ничего не дает городу, кроме того, что наносит огромный вред здоровью населения, — заметил тогда губернатор. — То, что там продается, продавать нельзя. Пойди, разберись, что они продают в этом лотке… Если будут возмущения со стороны лоточников, меня это не волнует, не беспокоит, не интересует.

Заменить лотки с палатками должны современные — удобные как для продавцов, так и для покупателей — торговые объекты, не нарушающие архитектурной целостности города. Однако пока никаких проектов новых павильонов предпринимателям  предложено не было. К тому же и свободной земли для этого в городе нет. Для торговых центров есть – а для коллективной торговли – нет. Остается неясным ответ на очень важный вопрос – за чей счет они будут строиться. По словам городских чиновников, у них нет права строить новые торговые площади за счет бюджета и размещать там предпринимателей, которые будут вынуждены уйти с привычных мест. Город может только такие площадки предложить, а вот обустраивать их должны уже сами предприниматели. В городской управе состоялось несколько совещаний, на которых предпринимателям предлагали различные варианты. Но ни один из них бизнесменов не устроил.

Местным чиновникам еще предстоит научиться договариваться с малым бизнесом.

Карикатура о ремонте улицыОднако практика показывает, что в Калуге и между собой предпринимателям трудно бывает договориться, потому что весовые категории часто у них разные – кто-то действительно держит всего одну палатку или одно место на рынке, зарабатывая себе на хлеб с маслом. А кто-то – целую торговую «сеть», состоящую из нескольких продавцов на рынке или несколько торговых точек. Это, говорят, весьма удобный способ получения неучтенной прибыли – как известно, чеки на рынке не выдаются. Да и в палатках – далеко не всегда.

Возможно, решение этой проблемы осложняет то обстоятельство, что мелкие торговцы – и рыночники, и палаточники – довольно многочисленны. Это самозанятые люди, нашедшие свою нишу и зарабатывающие свою копейку в той сфере, которую сами себе выбрали. Часто она единственная, в которой они могут себя проявить. Рыночников или палаточников сложно представить себе на заводском конвейере, в том числе во многом из-за уровня образования и возраста. Но можно только представить себе, что будет, если они, лишившись привычной работы, выйдут на улицы.

То, что борьба с «белорусским» рынком зашла в тупик, в пятницу на круглом столе, посвященном торговле, признал и начальник управления Калуги Андрей Никишин. Из слов чиновника стало понятно, что у города нет никакой программы – не то, что перспективной, но даже тактической: какие палатки с улиц города убирать, а какие оставлять, куда, в конце концов, переводить нестационарную торговлю, и в каком именно виде. Как вместо палаток приближать к жилью торговлю пошаговой доступности.

На том же круглом столе чиновники говорили о том, что лет через 10 они представляют Калугу развитым городом с цивилизованной торговлей. Но для того, чтобы это произошло, что-то делать нужно уже сейчас. Знать бы только как. Впрочем, как заметил один из чиновников, все, что делают власти Калуги, они делают для блага ее жителей. Наверное, и выжидательную позицию занимают тоже для этого.

Андрей ГУСЕВ.

Расскажите друзьям:
Загрузка...