Молодые калужане – ленивые зомби?

Интернет вновь накрыла эпидемия баттхерта. На этот раз от очередной инициативы депутатов Госдумы, которые предложили сажать в тюрьму лиц, одобряющих или оправдывающих преступления нацистов в годы Второй Мировой войны.

Тысячи легковесных, но осуждающих комментариев людей, не читавших сам законопроект, заполнили пространство интернета

Эта инфекционная болезнь стала поражать головы вполне серьезных людей!

Вот, например, профессор Андрей Зубов отзывается об этой законодательной инициативе. Профессор МГИМО, на секундочку: «Предлагаемый законопроект абсурден. Во-первых, он предлагает наказание за критику действий Красной армии»

А между тем в тексте законопроекта ясно сказано: «Распространение заведомо ложных сведений о деятельности армий стран антигитлеровской коалиции во время Второй мировой войны, соединенных с обвинением в совершении преступлений, в том числе с искусственным созданием доказательств обвинения». Обратите внимание на фразу «заведомо ложных». То есть суду подлежит человек, знавший правду, но сознательно ее исказивший. И обвинение этот факт должно доказать. То есть никакого «запрета на критику» не наблюдается, закон не позволяет врать. Всего-то.

И что? Для профессора МГИМО это оказалось слишком сложным? Да скорее всего он просто текста законопроекта не читал, а высказаться хотелось.

И ладно бы только Зубов высказался так легковесно. Горе-комментаторов много. Тысячи их! Впору объявлять карантин с закрытием интернета. И в качестве лекарства прописывать чтение учебника по логике. Куда смотрит Онищенко?

«Легкое отношение» стало чем-то вроде эпидемии. Иногда я думаю, что именно в этом межконтинентальном поветрии кроется причина моды на фильмы про зомби.

Глядя на этих многочисленных «девочек» из бесконечных бухгалтерий и отделов продаж, на этих менеджеров, что смогли «освоить компьютер на уровне пользователя» и счастливо живут, годами не включая голову, мне кажется, что сериал «Ходячие мертвецы» — это про них: уверенные, что имеют в этой жизни право «на счастье» и не готовые за это «счастье» пожертвовать хоть чем-то.

Ну, в самом деле, можно ли чем-то жертвовать за новый телефон, если в следующем году появится другой — еще новее, они готовы сожрать не только твои мозги, но и тебя целиком вместе с ботинками, если ты вдруг лишишь их возможности «не напрягаться».

И это в мире, становящемся с каждым днем сложнее. В мире, где каждый из нас все теснее связан со всеми другими. Где случайно брошенное слово может разойтись по всему свету за час и отозваться совершенно непредсказуемым образом.

Где думать — напряженно, тяжело, как землекоп копает глину — совершенно обязательно не только для государственного правителя, но — для каждого.

И на фоне всего этого торжества зомби-интеллектуальности примеры счастливого выздоровления все же есть! Вот Акунин (да знаю, что Чхартишвили!) стал подавать признаки ремиссии: отвлекшись от фантазий о благородном сыщике позапрошлого века попытался читать актуальную политическую прозу.

Написанная Авеном и Кохом книга «Революция гайдара» произвела на писателя и политического активиста неизгладимое впечатление: оказалось, что политика ельцинского времени не была освободительной борьбой революционных романтиков, а состояла из второпях совершенных глупостей и «мелкого столкновения самолюбий». Это он еще не в курсе того, какие немелкие деньги стояли за этими самолюбиями. Но хорошо, что хотя бы на время в голове у великовозрастного фантазера прояснилось. Но процесс, конечно, будет долгий. Болезненный даже. Это, знаете ли, как расправить наконец-то затекшую во сне ногу — очень неприятно, но начинать-то надо!

Поразительным образом с этим рифмуется роман Максима Кантора «Красный свет». Эта книга не могла быть издана в России 2013 года, но все же вышла. Эта книга была обречен на безвестность, но вышла на премию «Национальный бестселлер». Эта книга должна была быть обойдена читательским вниманием, но получает все же отзывы.

Что вообще не так с романом? Он тяжелый. Шестисотстраничный кирпич хорошей плотной бумаги и весит немало и в голову заходит нелегко. Рубленый сухой стиль изложения, почти лишенный литературности, словесных красивостей, всяческих мелизмов. Почти, но не совершенно. Автор словно бы дал зарок не прибегать к изыскам, но как завязавший алкоголик, все же временами срывается — то проскочит нетривиальная метафора, то целый абзац вдруг выбьется из общего аскетичного стиля.

Да к тому же Кантор словно бы ведет читателя через полосу препятствий: после вполне детективного зачина вдруг покидает своих героев и пускается в долгое рассмотрение судеб Гитлера, Сталина, трусливого московского журналиста, сына арестованного красного командира. Потом-то, конечно, он вернется к той истории, что началась на первых страницах, но растеряв изрядную долю читателей: далеко не все выдержат путь через пустыню долгих размышлений по поводу европейской истории, антоновского мятежа, сталинских планов.

Как назвать этот роман? Философский? Вполне. Потому что в нем разыскивается смысл происходящего в Европе XX века.

Но поэтому же и исторический. Но можно сказать — и сатирический. Вообще он мне сильно напомнил одну из глав «Бесов» Достоевского, может помните, называется «У наших». Только если Достоевский рисует некие типажи, то за героями Кантора вполне легко угадываются ныне здравствующие прообразы.

И кстати, «Бесов» по поводу «Красного света» я вспоминал не раз. По моему убеждению такой роман можно написать только если сначала вляпаться в революционное болото, а потом ценою чудовищного труда из него долго выбираться. Не только Достоевский тому пример, можно вспомнить еще Льва Тихомирова. Но ценой какого предательства и последовавшего раскаяния Кантор купил себе этот роман — я так найти и не сумел, может невнимателен, может глуп.

Одно с уверенностью могу сказать по поводу этой книги — читайте ее, только если вы понимаете, что чтение — это работа.

Эту книгу невозможно прочесть «для удовольствия», «потому что все читают», «потому что надо быть в курсе». «Красный свет» не простит поверхностного к себе отношения — выкинет ваше сознание наружу и вы через несколько страниц обнаружите, что уже не живете вместе с героями, а размышляете о покупке велосипеда, новой прошивке телефона или необходимости замены телевизора. Если вы намерены развлечься с этой книгой, то лучше уж правда — посмотрите телевизор.

Михаил ДЬЯЧЕНКО.

Расскажите друзьям:
Загрузка...