Не осудить, а исправить: как выполняет свою миссию колония

Не осудить, а исправить: как выполняет свою миссию колония

На Николо-Козинской улице в Калуге находится относительно молодая колония № 6 УФСИН России по Калужской области. Она в корне отличается от ИК-7, где мы побывали в декабре прошлого года, потому что носит статус колонии-поселения.

Здесь в основном отбывают наказание мелкие воры, алиментщики и нарушители правил дорожного движения. Сроки начинаются от трех дней и заканчиваются пятью годами. Максимальный срок получил водитель, устроивший ДТП со смертельным исходом.

В этот раз о колонии рассказывает ее начальник подполковник Игорь Еднералов:

– Лимит наполнения КП-6 – 285 человек. На данный момент содержится больше 240 человек, из них более 30 – женщины. Рецидивистов нет. Осужденные распределены по трем отрядам, один из которых женский.

Игорь Еднералов работает в КП-6 совсем недавно – с 14 февраля, а до этого, с 1997 года, был заместитель начальника в следственном изоляторе № 1:

– Мы занимались оказанием помощи ОВД в раскрытии преступлений прошлых лет. Постоянно шла работа с подозреваемыми и обвиняемыми. Обыкновенная работа опера. Обвиняемые разные – и по психике, и по моральным качествам, и не знаешь, чего от них ожидать, – вспоминает Еднералов о прошлой работе.

За недолгий период начальник успел освоиться на новом месте и сейчас уверенно оперирует цифрами:

– В 6.00 подъем. 15 минут – на гигиенические процедуры. Затем утренняя зарядка. После зарядки – завтрак. В 8.00 проверка: вся колония строится поотрядно. На каждого осужденного заведена карточка, и по ней каждого проверяют. После доклада производится развод на работу. В полдень рабочие снимаются на обед, после полчаса отдыхают. Потом опять начинается работа – до 17.45.

В конце осужденные приводят рабочие места в порядок, проходят проверку, досмотр. В 20.00 очередное построение. Вечером у них ужин, личное время и отбой в 22.00.

В КП-6 наказание отбывают как женщины, так и мужчины. Они не пересекаются ни на прогулках, ни в столовой, работают в разных зданиях, чтобы «не было общения».


ПРОИЗВОДСТВО КИПИТ

Прежде чем приступить к работе, осужденный проходит обучение, которое в среднем занимает два месяца. На территории колонии есть хлебопекарня, налажено швейное производство. Кроме того, колонией заключен договор с заводом на Правобережье.

Осужденные для него перерабатывают и упаковывают пластиковые дюбели, для другой фирмы собирают архивные папки, которые затем поступают на прилавки канцелярских магазинов города. Около 26 осужденных работают за пределами колонии. Каждое буднее утро они выезжают на «Картонполиграф» или на Правый берег – там предприятие, занимающееся продажей морепродуктов. До места работы их никто не сопровождает.

– Они передвигаются сами. Сотрудники ежедневно проверяют их на рабочих местах. За весь период, кстати, не поступало ни одной жалобы, – рассказывает Игорь Еднералов.

Прежде чем предоставить осужденному право работать за пределами колонии, мы проводим особый отбор с изучением дела, родственников. И только потом принимается решение. И осужденный должен находиться в учреждении не менее полугода.

Минимальный размер оплаты труда у поваров, уборщиков, строителей, сантехников, электриков – 12 130 рублей в месяц. У тех, кто работает по договору на предприятии, – сдельная форма оплаты. Всего трудоустроено 90 человек.

– Те осужденные, которые хотят заработать, – работают усердно, не берут больничных, а норма выработки у них высокая. Они ведь помогают и своим семьям, – отмечает начальник колонии.


КАК НА «ГРАЖДАНКЕ»

На улице мелькают люди. Их не отличить от типичных жителей пригорода: раздутые «треники», пуховики нараспашку и шапки, сдвинутые на затылок. Двое тащат лист железа, останавливаются и заливаются смехом.

– Да, у них свободное передвижение. Осужденные здесь ходят в гражданской форме, – объясняет начальник. – Им также предоставляются отпуска и выходные, за продуктивную работу или хорошее поведение, которые они проводят дома с семьей. Каждую неделю на три дня к осужденному имеет право приехать, например, жена с ребенком. Для таких свиданий есть специальные комнаты с большой двуспальной кроватью, телевизором и прочими удобствами.

В коридоре этого «хостела» мы встретили одного из осужденных. К нему в гости на длительное свидание приехала супруга с сыном.

– Да, все хорошо, – утвердительно кивает он.

На КПП своей очереди дожидается женщина средних лет. Около нее – две большие сумки, забитые продуктами: чаем, печеньем, кое-чем из бытовой химии. Это мать одного из осужденных привезла ему «передачку».

На территории чисто, ее подметают каждый день. Много кошек. По периметру разбросаны постройки из камня: лавочки, бордюры и даже целый замок. Все это сделали сами узники.

Ближе к забору дымит трубами хлебопекарня. Хлебом, который здесь пекут, обеспечивается следственный изолятор № 1 и ИК-7. Внутри очень жарко. Среди пара суетятся несколько пекарей. На складе в несколько белых рядков лежит свежий хлеб.

Начальник ломает одну буханку, дает попробовать.

– Корреспондентка с ГТРК две съела. Остановиться не могла! – рассказывает он о продукции.

Зашли мы и в швейный цех. Здесь шьют мешки, длина каждого – более 30 метров. Такими застилают днище вагона перед загрузкой в него зерна. По длинным размеченным маркером столам расстелены полотнища сырья.

Его прострачивают на швейных машинках, выворачивают наизнанку. Сегодня – мужская смена. Спальня похожа на обычную солдатскую казарму. Ряд кроватей, у изголовья которых прикреплены таблички с именами и статьями владельцев. Рядом перекинуты белые полотенца.

В соседней комнате работает телевизор. Мужчины смотрят что-то вроде ТНТ. Как объяснил один из сотрудников колонии, смотреть здесь можно все, что не запрещено в России. Новости – обязательно.


ПРИГОВОРЕНЫ УЧИТЬСЯ

Помимо прочего в колонии есть учебные классы. Среди осужденных встречаются и те, кто не окончил средней школы. Сейчас таких 13 человек.

Их выучивают, «заставляют» сдать ГИА и получить аттестат. Некоторые сдают и ЕГЭ. Один такой «выпускник» сумел сдать не только базовые предметы, но и один профильный – биологию. В КП-6 можно также получить 20 профессий.

В библиотеке, фонд которой пополняется за счет библиотек города, хранится две тысячи книг.

Пожилой библиотекарь сам отбывает наказание.

В столовой предложили пообедать, но я уже наелся хлебом.

Повар принял отказ на свой счет: – А че, нормальная еда, очень вкусно! Никто не жалуется.

То, что кормят здесь неплохо, я и так знал. Питание трехразовое. На завтрак – каши, хлеб, масло, чай/какао, вареные яйца. На обед – первое, второе и третье.

Блюда меняются каждый день. Осужденные с заболеваниями получают помимо основного и диетпитание: творог, молоко, сок, вареное мясо.

За сигаретами и сладостями можно зайти в местный магазин. Цены примерно те же, что и в городе.

В конце экскурсии Еднералов вывел меня за периметр. Здесь – три объекта, которые мы не посмотрели. Первый – автомойка.

Пригнать машину может любой желающий, при этом прайс, по словам начальника, ниже рыночного. За вторыми воротами стоит красный пожарный ЗИЛ – считайте, раритет.

На полках – амуниция троих специально обученных осужденных, в углу – небольшая кухонька.

Наконец, мы добрались до последней точки. Это мебельный магазин, товар для которого производится буквально за забором. Мебель очень добротная, тяжелая, хоть и грубоватая.

Цены, кстати, не кусаются – за две тысячи можно купить собачью будку, в которой с комфортом разместился бы живой карлик.

Состав осужденных в КП-6, к слову, очень разношерстный. Например, здесь побывали несколько депутатов.

Сейчас наказание отбывает гражданин Сербии – за ДТП. Хоть сидят в колонии недолго, бывали попытки побега. Так, один из осужденных удачно сиганул через забор.

Поймали его уже на железнодорожном вокзале, через несколько дней. Кто-то из осужденных ударил сотрудника колонии. Эти люди уже не вернутся сюда, к свободной форме одежды и щадящему режиму.


Роман АРТЮХОВ

Расскажите друзьям: