"Распутниц в кафе не пускать!" и другие правила, которые, конечно же, не соблюдали в кафе прошлого

«Распутниц в кафе не пускать!» и другие правила, которые, конечно же, не соблюдали в кафе прошлого

Продолжаем экскурсию в историю калужского общепита.


В тему:

Первая часть серии материалов, где Толстой и Мяковский барагозят в нашем кафе «Кукушка»


Гастрономические и питейные оазисы прошлого

Известные ресторации в Калуге были на Дворянской (Суворова), Садовой (Кирова) улицах. Трактиры, которым счет не велся, располагались на Тележной (Воронина), Облупской (Театральная), Воробьевской (трактир купцов Завериных) и где душе угодно, главное подальше от церквей. Таков был закон.


Напился — на выход!

Расцвет калужских трактиров и питейных заведений приходится на период с 1863 по 1895 год. Закон также требовал:

«Параграф 42. Если бы случилось, что посетитель трактирного заведения напился до такого состояния, при котором оставление его без присмотра и помощи представляло бы опасность для сего лица, то содержатель или приказчик обязаны принять все зависящие от них меры к охране опьяневшего от увечья, ограбления и вообще от всего, что может угрожать его здоровью или имуществу. В таких случаях опьяневшие не могут быть оставляемы на лестнице, в сенях, на крыльце или на улице, а должны быть доставляемы домой, если местожительство лица известно, или доставляемы до вытрезвления у содержателя заведения (но не в посетительских комнатах). Впуск в заведение видимо пьяных или заведомо предающихся пьянству лиц воспрещается, так же, как и впуск в заведение заведомо распутных женщин».


Что подавали в калужских заведениях классом повыше среднего?

««Щи рубленые аля-рус 20 к., консоме с пулярдай 20 к., перашки печерские 3 к., говядина бефиштекс по англински 23 к., маришал ряпчик с шуфлером 35 к., котлет отбифные с картофелью 23 к., антрюме пудинг изсухарей 40 к., рябчик 40 к. и пр.».


Баснописец Крылов спускал наличность в Калуге

Интересная история случилась с великим баснописцем Иваном Андреевичем Крыловым в начале XIX века. Вот что пишет пресса:

«В Калуге как-то раз чуть было не попался баснописец Иван Андреевич Крылов. Играл с приятелями в карты в кабачке, а это запрещалось. Быстро спустил всю наличность, благо ее с собой было немного, и отправился домой. Когда же вышел из трактира, то увидел, как к нему подъехала кибитка с полицейскими, ехавшими «накрывать» притон. Крылов быстро смекнул, в чем дело, и, не выходя на главную улицу, улизнул, что называется, дворами. Хвастался потом, что проигрыш его здорово спас. Ведь если бы игра шла хорошо, сидел бы он в том кабачке и дальше».


Чайно-алкогольная

В 1912 году в начале Ямской улицы на месте проведения ярмарок, там, где был циклодром, появляется «Народный дом» построенный на пожертвования в память о войне 1812 года. Там была «чайная». Алкоголь, правда, перестали подавать спустя два года.


1912. Народный дом

Сухой закон

Первая мировая война сильно ударила по ресторанному бизнесу. В июле 1914 года Николай II издал указ о прекращении торговли водкой на время войны. В 1915 году количество питейных заведений в Калуге сократилось до 22.

Так мы подошли к революции 1917 года. Но перед тем, как окунуться в те времена, вспомним еще одну знаменитую ресторацию города. Находилась она в особняке Алферова, позже принадлежавшем разным владельцам. В народе здание известно по арендатору второго этажа, Купцову. Особняк жив и поныне и хорошо вам известен. Его современный адрес Кирова, 48. Сейчас там Театр кукол, ранее в этом здании был ресторан «Усадьба».


2013 год

В тему:

История дома Купцова: пьянка купцу, клуб воздухоплавателю, рай меломану


Купцов в конце XIX века открыл на втором этаже ресторан «Москва». Напротив был рынок (сейчас Театральная площадь), поэтому отбоя от посетителей в ресторане не было.

Цитирую «Калужский курьер» 1912 года: 

«Развернулась широкая купецкая натура. Кутеж был людям на удивление, молодым в поучение. Всю ночь пили. Шампанское лилось рекой, пели цыгане, и звенели зеркала. Наконец, утром хозяин вечера хриплым голосом приказал человеку: «Щет!» Подали. Началась проверка, не вписали ли чего лишнего. «Пять дюжин шампанского — 600 рублей?» Правильно. «Ужин на 15 персон — 60 рублей?» Хорошо, недорого. «За битье зеркал — 300 рублей?» Согласен. «За безобразие над роялью — 150 рублей?» За это можно. «Десять бутылок коньяку Шустова — 40 рублей?» Верно. «Бутылка сельтерской — 20 копеек?» А это что за сельтерская такая? За что?! «Помилуйте, ваше степенство…» «Нишкни! Не позволю приписывать лишнего! Мошенники!».

Так продолжалось до 1918 года. В городе установилась новая власть.


Дом Алферова. Второй этаж, бывший ресторан «Москва»

Наступили тяжелые времена, но, как говорится, «война войной, а обед по расписанию». Существуют достаточно скудные сведения о калужском общепите того времени. Безусловно, он был. Как иначе? И столовые, и трактиры, и пивные. Например, в центре города, на Театральной улице (тогда так называлась улица Кирова), в бывшем магазине купца Коробова располагалась такая пивная лавка. Сейчас на этом месте универмаг «Калуга». «Кукушка» продолжала кормить калужан в парке.


1924. Повара в «Кукушке»

Разбавленный спирт — по секрету, 140 рублей — полбутылки

Из газеты «Известия калужского комитета советов» от 11 декабря 1918 года узнаем, что в Калуге существовал «Профессиональный Союз служащих трактирного промысла». Думаю, что это предтеча профсоюза общественного питания. Так или иначе, трактиры были. Приведем примеры цен на 1918 год:

«Икра зернистая — 4 5 р., паюсная — 40 р., балыка осетрового кусок — 25 р., осетрины холодной кусок — 30 р., селедка керченская — 20 р.; рассольник с телятиной — 22 р., солянка из рыбы — 40 р., солонина — 30 р., цветная капуста в масле — 25 р., яблоко печеное — 10 р., стакан кофе — 5 р., стакан чая — 1 р., бутылка ягодной воды — 12 р., квас клюквенный — 5 р. 25 к., хлебный — 4 р., полбутылки содовой — 2 р. 50 к., хлеб и сахар не подаются, а разбавленный под водку спирт продается, но по секрету и за 140 р. полбутылки».

То еще было времечко. «Отречёмся от старого мира, отряхнём его прах с наших ног! Нам враждебны златые кумиры, ненавистен нам царский чертог». Переименовывали названия городов, улиц. Да что там… кулинарных блюд! Вот, к примеру:


1928 год. Замена буржуазных названий блюд на пролетарские

Любопытные сообщения из довоенной прессы:

1921 год. «В столовой Губсовнархоза в те дни, когда она не функционирует, заведующий ею парит свое грязное белье в котлах, где варится пища, и стирает в тазах, из которых раздают рабочим и служащим ГСНХ картофель и мясо. Такой «заведывающий» опаснее тифозной вши!».

1922 год. «Губком РКСМ организовал в декабре факельное шествие калужской молодежи по улицам, где вновь обосновалась торговая буржуазия. С плакатом «Пусть помнят нэпманы и не забывают, что мы хозяева!» и с пением Интернационала шествие остановилось у кафе-столовой Платоновой, где состоялась летучка. К выступающим ораторам из кафе выбегала «публика» и служители. Гуляет нэповская буржуазия, веселится»

1922 год. «Вновь открыта Новоторжская гостиница и чайная «Т.Н. Коробкова и КО» на Благовещенской улице, дом N 4. Принимаются заказы на свадьбы, балы в помещении гостиницы и на дому».

Последние две заметки неудивительны, наступили времена НЭПа и многие бывшие купцы и коммерсанты, оставшиеся в городе при новой власти, решили взять реванш и на разрешенных кооперативных началах принялись возобновлять собственный «бизнес». Во многих таких заведениях была эстрада, с которой местные и приглашенные певцы исполняли романсы, куплеты, песни. Правда, через десять лет был введен закон об отмене частной торговли.


1934 год. Ресторан на калужской колхозной ярмарке

В 1935 году был открыт кинотеатр «Центральный» с парком, в котором были кафе и ресторан. В послевоенной заметке от 8 июля 1946 года сказано, что обновленный парк с танцплощадкой, кафе, рестораном, тиром принял первых посетителей. В военное время в городе открыто несколько столовых, кинотеатр «Центральный» с парком возобновил работу в 1944 году. 

В первые, послевоенные годы, Калуга зализывала раны, восстанавливала разрушенное войной здания, а с пятидесятых наш город стал приобретать свой новый вид, сохраняя исторический облик. Об этом поговорим при следующей исторической встрече за столиком кафешки из прошлого.


Сергей СЫЧЕВ

Расскажите друзьям: