Убийство матери и ребенка на Правобережье. Почему душегуба судили в Азербайджане?

Убийство матери и ребенка на Правобережье. Почему душегуба судили в Азербайджане?

Цикл совместных со Следственным управлением СКР по Калужской области материалов продолжается. Две недели назад мы рассказали об убийстве ветерана Великой Отечественной в Малоярославце. Вернемся обратно в Калугу.

Имена участников истории изменены

Ирина Камышова по пути домой решила заглянуть в свою вторую квартиру на улице Генерала Попова. Стоял жаркий августовский день 2017 года. Квартиру женщина сдавала семье.

«Кавказцы какие-то», 

— говорила она подругам.

Уже на лестничной клетке Ирина почувствовала странный запах, и, гадая, откуда появилась такая вонь, повернула ключ в замке. Когда дверь распахнулась, в глазах у женщины потемнело, ее начало тошнить. Трупные газы. Исходили они от двух разлагающихся тел квартирантов — женщины и десятилетнего ребенка.

***

На место выехали следователи. Механических повреждений на входной двери ими обнаружено не было.

«Видно, что закрывали-открывали ее своими ключами»,

 — вспоминает следователь третьего отдела по расследованию особо важных дел Павел Юрданов.

Въезд во двор дома, где обнаружили тела

В квартире обработали поверхности для производства дактилоскопической экспертизы. Оттуда изымали различные предметы, в том числе, продукты — грибы: из-за наступления гнилостных изменений, причину смерти погибших установить было не так просто. Рассматривались разные версии, в том числе, пищевое отравление.

Тела отправили в морг. В конце концов, эксперты нашли улику, позволившую сделать выводы о насильственном характере смерти: у обоих трупов имеются переломы подъязычных костей:

«Обычно это можно сделать ударом в горло, либо удушить человека»

Подъязычная кость имеет форму подковы. Залегает под языком, ниже челюсти

Кто и зачем сотворил такое с женщиной и ребенком?

Дамир

Дамир Ямадаев познакомился с Айсель в социальных сетях. Молодая азербайджанка-соотечественница, пусть и с «прицепом» — ничего. Зато есть с кем ночевать.

Пара и расписалась, но отношения супругов на любовные похожи не были: Дамир не брезговал съездить по лицу своей пассии, обматерить, а ребенка просто старался не замечать. Даже при таком раскладе он не переставал ревновать девушку к каждому столбу.

«Он ревновал ее к бывшему мужу, к любой СМСке, звонку»

О постоянных ссорах следователям рассказывали и свидетели — соседи и соседские дети, с которыми общался маленький Магомед. Он признавался ровесникам, что сильно боится отчима.

Убийство

Магомед тот день, как и остальные летние дни, проводил на улице, с дворовыми детьми. Айсель готовила, а Дамир смотрел телевизор. Птички пели, солнце светило, но говорить, что ничего не предвещало беды — неправильно. Беду предвещала каждая ссора Дамира с Айсель, а такие ссоры случались ежедневно. Не стало исключением и 29 июля.

Соседи услышали крики за стенами, но особенно им не удивились. А в этот момент Дамир, активно жестикулируя и шипя, вновь обвинял Айсель в том, что она — потаскуха. Он был не в настроении.

«Может, тебе лучше не позориться и умереть?»,

 — поинтересовался мужчина у жены.

«Piç», 

— ответила ему девушка на азербайджанском. Еще ни одна представительница слабого пола не называла его ублюдком.

Схватив Айсель за шею, Дамир опрокинул ее на пол сильно, до хруста. Девушка скончалась.

Магомед вернулся вовремя, к обеду. Ему не требовалось особого приглашения. Зайдя в квартиру, он удивился и даже обрадовался непривычной тишине. Осторожно прошел в зал. Из-за дивана торчали ноги матери в одном тапке, а в углу, ссутулившись в кресле, сидел отчим. Мальчик закричал. Дамира «сдуло» с кресла, его пальцы обхватили шею пасынка. Трупы пролежат там, где он их оставил, почти неделю, до 3 августа.

А сейчас, схватив со стола мобильник Айсель, Дамир быстрым шагом покинул квартиру. Его план был прост: вернуться на родину предков — в Азербайджан. Там можно залечь на дно, считал он.

Развязка

Дамир улетел, но залечь, как вы уже поняли, не получилось. Опросив свидетелей и пробив базы, следовали вышли-таки на след убийцы:

«Собрав доказательственную базу, я предъявил ему заочное обвинение. Я вышел в Калужский районный суд с ходатайством об избрании ему меры пресечения в виде заключения под стражу. Суд его заочно арестовал. Данное постановление означало, что, как только нога его ступит на территорию Российской Федерации, его доставляют сразу ко мне и заключают в следственный изолятор. Суд согласился с позицией следствия и считал доказательства достаточными для обвинения этого лица в совершении преступления»

Следствие пошло по пути международно-правового сотрудничества. Благодаря ему, удалось достоверно установить, что Дамир находится в Азербайджане по конкретному адресу. Там его задержали и допросили. Он выдал свою версию: накануне убийства он поссорился с некими чеченцами; на следующий день те, выломав дверь, ворвались в квартиру, взяли и задушили его руками женщину и мальчика.

«Версия была достаточно глупая!», 

— признается Павел. Тем не менее, ее проверили, опросив всех чеченцев Правобережья. Ни один из них Дамира не знал. К тому же отпечатков пальцев посторонних людей в квартире обнаружено не было.

Однако выдача обвиняемого на территорию России противоречила международным нормам. Было принято решение направить уголовное дело в компетентные органы Азербайджана. Дело там рассматривалось в течение полугода. Затем Дамиру был вынесен приговор — 17 лет колонии.


Кстати, про мобильный телефон Айсель мы написали не просто так. До обнаружения трупов Дамир писал с него СМС соседям от имени девушки — якобы, у нее все в порядке — просто приболела.

Уже из Азербайджана Дамир угрожал отцу Айсель, который сразу начал подозревать его в убийстве дочери и внука. Дамир требовал закрыть рот, однако мужчина этого не сделал:

«Отец, взрослый, крепкий человек, не испугался. В письменном виде он отражал в наше уголовное дело все эти сведения, направлял обращения, уведомлял об угрозах физической расправы. И это явилось косвенным доказательством (вины Дамира — прим. К24): человек, который ни в чем не виноват, никому угрожать не будет»

Расскажите друзьям: