Небо зовет. Фестиваль Flyinoreshkovo собрал под Калугой авиаторов

Небо зовет. Фестиваль Flyinoreshkovo собрал под Калугой авиаторов

«Мы летаем, мы летаем на красивых самолетах, потому что некрасивых самолетов не бывает», — разносилось утром 22 августа из динамиков над воротынским аэродромом Орешково. Он в этот день стал площадкой фестиваля Flyinoreshkovo, первого авиационного праздника, организованного аэродромом своими силами и средствами. Его участниками стали около сорока экипажей из Калужской, Курской, Московской, Тульской, Ярославской областей.

Планировался фестиваль как день открытых дверей. Но затем решили от открытых дверей отказаться — из-за коронавируса, который хоть и отступил, но не ушел совсем.

К полудню Cessna, Musketeer, Sport Cruiser, Piper, Extra и машины других марок выстроились вдоль кромки взлетной полосы в длинный ряд.

Прилетели и несколько вертолетов. Они охотно позировали фотографам.

Многие авиаторы прибыли с детьми.

Юлия Крылова — с двумя дочерями. Одной из них девять лет, другой — 11. У обеих есть опыт полетов. Пока — в качестве пассажирок. Но обе, по словам Юлии, тоскуют по штурвалу. По-другому, наверное, и быть не могло. Их мама — единственная сейчас в России женщина-пилот реактивного Л-29. Стаж пока небольшой — в первый раз без инструктора она поднялась в небо на Л-29 в июне прошлого года. Освоила этот самолет здесь, в Орешково.

«Папа после пятидесяти начал летать. Я после сорока, а он после пятидесяти. Я всегда любила самолеты, но никогда не думала, что сяду и полечу. Но Л-29Т настолько поразил воображение, что захотелось летать», 

— делится она воспоминаниями.

Муж Юлии Антон Павлов — тоже летчик. И тоже летает на Л-29 — в составе пилотажной группы «Реакторы».

«Это единственная в России частная пилотажная группа на реактивных самолетах. Мы базируемся здесь, на аэродроме Орешково. Мы, собственно, здесь и сформировались как команда. Все пилоты — это абсолютно гражданские люди. Есть архитектор, есть директор завода, который выпускает краны подъемные. Но всех нас объединяет небо»,

— говорит он.

Реактивные самолеты в Орешково в основном и базируются. Все они — действующие. В том числе — и те, которые являются музейными экспонатами: Су-17М2, МиГ-21.



Есть два «Дугласа» времен Второй мировой войны, один из которых доставлял в СССР лендлизовские грузы, восстанавливаются Ми-10, уникальный кран-вертолет, и МиГ-3 — советский истребитель времен Великой Отечественной.

Выступление пилотов группы «Реакторы», которые поднялись в небо втроем, стало, пожалуй, одним из самых зрелищных элементов программы.

Пилоты делали «бочки», «горки», «ножницы», групповые косые петли, выполняли пилотаж на встречных курсах — когда самолеты, двигаясь навстречу друг другу, расходятся, оказавшись рядом.

И, оглушая зрителей ревом двигателей, ходили над головами.

Но открыл программу полет поршневой Extra 330, с Ириной Гришиной за штурвалом.

Она прилетела в Воротынск из Большого Грызлово, спортивного аэродрома, который находится близ Серпухова. Девушке 20 лет, но стаж уже приличный — четыре года. Этот полет был с дымами.

Extra рисовала им в воздухе дуги, петли, спирали и галочки, наподобие тех, что ставят в избирательных бюллетенях.

Некоторые участники фестиваля не только летают, но и конструируют самолеты. Алексей Никифоров, сооснователь созданной в конце 90-х студентами МАИ компании AGAN Aircraft, один из них. Его инициалы и инициалы Арсена Грицкевича и образовали название компании.

«Мы и обслуживаем, и делаем текущий ремонт, и собираем свои самолеты, по своим проектам, нами разработанным. Предлагаем самолеты, которые у нас находятся в разработке и если они устраивают клиента, то уже делаем под него. Как в автомобиле. Клиент выбирает опции, например, наличие спасательной системы, тип двигателя, винт. Под каждого клиента разрабатывать планер — достаточно дорогое удовольствие. Хотя мы такое тоже практикуем для тех наших клиентов-инвесторов, которые готовы вложиться в долгосрочный проект. Сейчас у нас есть такой самолетик, так называемый bush plane. Это самолет короткого взлета и посадки для неподготовленных площадок — с хвостовой опорой, с переплетами автоматическими и достаточно мощным двигателем — 180 лошадиных сил», 

— рассказал он.

Полеты в небе над Орешково продолжались до вечера. Летали и поодиночке, и парами, и в составе звена, и в компании с вертолетами.

Вместе со зрителями наблюдал за полетами из своего вольера, построенного два года назад, и известный всей стране медведь Мансур.

На борт его не взяли — великоват. К тому же рев авиационного двигателя провоцирует у него медвежью болезнь. В этом летчики убедились, когда Мансур, который тогда был медвежонком, впервые был усажен в кабину. С тех пор они решили не экспериментировать.

Расскажите друзьям: