Вернуть Калугу для Калуги. Новый главный архитектор о калужском стиле, русском городе и токсичных коммерсантах

Как мы уже сообщали, Городской голова Дмитрий Разумовский назначил новым главным архитектором Калуги Алексея Комова. «Калуга 24» пришла к нему в гости на Московскую, 188, чтобы спросить о его первоочередных задачах и принципах, которыми он будет руководствоваться.


О своих задачах

Первая задача – это, как я называю, «калужская олимпиада» — юбилей города. Мой опыт здесь очень пригодится. И термин «быстрые победы» у «Стрелки» был запущен в обиход и применительно к моему опыту. Но здесь крайне важно «не наломать дров». Действовать ритмично и системно. При этом обкатать рабочий механизм, который будет действовать и после юбилея.

У нас с давних времен юбилей отмечают в первую очередь грандиозными проектами. Но помимо масштабных объектов, которые никто не отменял, нужно «причесать» город, открыв его лицо заново — та же реклама, фасады, ограждения и так далее. Сейчас, например, он утопает в разношерстных вывесках, но если почистить, сделать прошивку в общих положениях, ввести рабочие регламенты, то город проявится. Это можно сделать, не тратя безумные бюджеты.

Задача — вернуть Калугу для Калуги. При всем моем уважении к туристическому бизнесу, я считаю, что город прежде всего – для людей, которые в нем живут.

Но все равно хочется, чтобы люди приезжали в город не на один день, сходив в Музей космонавтики, а на несколько, прочувствовали и прониклись городом. Это еще и для экономики будет важно.

Вторая задача – это выстроить архитектуру взаимодействия, активизировать цепочки принятия решения.

В той же Евпатории у горожан первое время был шок, что главный архитектор, замглавы администрации с ними запросто разговаривает. Вот вы ходите, нарезаете круги со справками, безличными документами, как с рецептами из аптеки или больничными картами. Если выключить звук, то непонятно, к кому конкретно вы пришли и зачем. Нужна ваша, именно ваша, личная концепция, если вы хотите что-то сделать для города и в городе, нужно от разговоров быстро перейти к первому шагу, на основании которого можно понять, чего вы хотите, сколько это стоит, и стоит ли это вообще внедрять в город. Я всегда это исповедую. Слова словами, но «хотелка» должна иметь визуальную форму по закону и по здравому смыслу.

Это на самом деле культура каждодневной работы и архитектурной политики на микроуровне.

Я с помощью своего отдела, местных молодых и не только, архитекторов делал продукты непосредственно для людей. Не какие-то «космические корабли, бороздящие просторы большого театра». Простые люди даже в центр города, насыщенный туристами, не так часто выходят, поэтому для них позитивная повестка за окном это реально то, что происходит на их улице, их личный город на уровне глаз. Зачастую есть такая ошибка, что гонятся за номерными объектами, которые направлены исключительно на туристов.

Но турист не живет здесь, не водит детей в школу, не голосует, он приехал и уехал. А для того, чтобы в городе реально что-то улучшалось, при чем повсеместно и ощутимо для простого человека необходимо помимо стратегических горизонтов, связанных с генпланом, работать и с правилами благоустройства, которые должны строго соблюдаться. Например, регламенты оформления фасадов. Если бы они четко работали в Калуге, то с Театральной улицей разобраться было бы гораздо проще. Но надо делать, и делать будем.

Поэтому, еще одна задача – это начать жить по регламентам, которых пока нет, но которые необходимо сделать, причем так, чтобы они еще и заработали сразу. Можно все красиво нарисовать, начертить, прописать, согласовать, но если это не исполняется живыми людьми, то работа не сделана. Ты приходишь к тем же коммерсантам, а они тебе говорят: «Денег нет, но мы держимся».

В том же Крыму гораздо более термоядерные и токсичные коммерсанты, чем в Калуге, поверьте моему опыту.

Здесь важны командное взаимодействие, авторитет и политическая воля, чтобы убеждать людей. Нужно проявлять разумную просвещенную силу кнутом и пряником. Если только одним пряником, то будут воспринимать это как слабость и сядут на шею, а если только кнутом, то до поры до времени, а потом все равно обвал.


О калужском стиле

Калуга – невероятно пластичный город. Здесь феноменальный ландшафт, и культурный, и природный. Здесь камертон реки, ее берегов, рельефа просто умопомрачительный. Если говорить сугубо сухим архитектурным языком, очень важно внимательно синхронизировать все каркасы города от зеленого и культурного до транспортного и социального, держа в уме постоянно экономический безусловно.

Для меня, как исследователя архитектуры, у Калуги очень интересная особенность в незримом делении на анклавы истории русской архитектуры. Например, есть анклав исторического центра города, есть довоенный, послевоенный, брежневский и сегодняшний день на Правом берегу.

Правый берег представляет для меня удивительный полигон, на котором можно не только строить, потому что там большая концентрация молодых деятельных людей. Там нужна инфраструктура, нужна новая среда, там важно заложить такие интересные городские сценарии, которые будут себя потом воспроизводить и сами формировать контекст.

Если говорить анатомическим языком, у Калуги есть сердце города – это старый город с застройкой 19 века. Театральная и Воскресенская улицы и многие другие.

Для меня, как коренного москвича, в Калуге больше «старой доброй Москвы», чем Москвы сейчас в Москве.

Это такое тихое имперское достоинство. Для кого-то мещанское, а для меня здесь академическое начало, которое нужно учитывать. Этот русский академический стержень – основа калужского стиля, неважно современное это, конструктивистское, сталинское, либо приближенное к образцам 19 века. Это правильный русский стиль, не помпезный, не кричащий, не парады на плацу. Это просвещенная мудрая русская архитектура для человека. На мировой архитектурной арене Россия ассоциируется с русским авангардом прежде всего. А для меня наше классическое прочтение является душой русского градоустройства.

С точки зрения застройки, как ткани, как духа места,  Калуга для меня один из самых русских городов, если не самый.

Нужна очень серьезная постоянная аналитическая работа по калужскому стилю, по его осмыслению и здесь без наращивания образовательной базы просто не обойтись.

Если мы говорим про благоустройство по регламенту, то, какое они, почему оно такое? Для того чтобы понять стиль, должен быть сугубо профессиональный разговор, но понятный людям.

По сравнению с другими нашими городами Калуга находится в хорошем состоянии, просто нужно работать, чтобы не только удерживать, но и повышать планку. Здесь прекрасные люди. Ресурсом территории является не только культурное наследие и ландшафт Ресурсом территории являются прежде всего люди, они как раз продукт архитектуры. Среда определяет сознание: какая среда, такую историю мы и получаем.

В Калуге есть и очень неплохая современная архитектура, причем этажей 5, отнюдь не небоскребы. Можно создавать величественное впечатление не только свечками и высотками. Мне помимо Воскресенской очень нравится улица Баумана, там есть фантастическая архитектура, хочется встать с мольбертом и писать. Но и там нужно все равно приводить лицо города в порядок.


О Театральной улице

Театральная должна быть, не просто очередным Арбатом. Результат работы над ней должен стать примером, чтобы говорили в Рязани или в Крыму: «Мы хотим улицу, как Театральную в Калуге, такую же уникальную. Хотим такой же опыт».

Дело не в том, чтобы очистить каждый дом, а в том, чтобы сделать улицу-ансамбль.

С одной стороны, привести в божеский вид, а с другой не упустить то, что изначально под эти всем кроется. Не удариться в новодел, не получить опять винегрет. Сейчас этот винегрет представляет из себя нагромождение рекламных конструкций, под которыми замуровано сердце Калуги, и его как раз нужно освободить. Здесь без политической воли не обойтись.

Здесь важно на определенных улицах вводить регламенты, сшивать единые городские программы и заниматься этим конкретно.

Проблема Театральной улицы в том, что это в большинстве объекты культурного наследия, а у нас все, что с этим связано, очень не просто. Зачастую статус ОКН не сохраняет объект, потому что к нему не подберешься, им может заниматься только лицензированная фирма, это дорого, и он в итоге умирает.

Если делать город целыми фасадами улиц, то эксперты должны давать четкие определения. А у нас рынок внутри мира объектов культурного наследия очень узкий, там идет непримиримая борьба. Это как раз серьезная проблема, потому что горожанам не видно, что на самом деле происходит, и зачастую происходит манипуляция городским сознанием. Здесь роль главного архитектора в первую очередь, как модератора городского диалога.

На Театральной все вывески «не бей лежачего» — как раз на объектах наследия. Некоторые существуют по 20 лет. Может быть, им давали разрешение, когда было совершенно другое законодательство, и на это не обращали внимание, все привыкли к этому, но придется отвыкать.


О благоустройстве и моде на урбанизм

В городах я всегда работаю с краеведами, но только с теми, кто готов работать, кто понимает наше законодательство. Я сам краевед, так меня воспитали в нашей семье, художественной династии.

Нам остро не хватает профессиональных горожан.

Представить себе нашего российского жителя, который засыпает в обнимку с градостроительным кодексом – это, конечно, нонсенс, иллюзия.

Помимо прав на город, которые декларируются, у всех горожан есть и обязанности.

Проблема в том, что зачастую город распадается на части и люди идентифицируют себя в разные лагеря, при этом город остается сиротой.

Город надо чувствовать на кончиках пальцев.
У нас зачастую из крайности в крайность: либо увлечение украшательством, либо увлечение мегапроектами.

Сегодня в России бум для меня безликого благоустройства, неважно какой город и даже климатический пояс. Это новая крайность. Везде в проектах усредненный типовой «голландский унисекс». Чтобы сделать современно, но при этом в рамках традиций территории, нужна очень серьезная исследовательская аналитическая работа, причем с точки зрения истории и теории архитектуры. Мы зачастую забываем это по той причине, что программы по городской среде льются как из ведра. Нужно срочно, быстро и модно, поэтому получаются либо не качественно, либо безлико.

Еще у нас перекос в сторону молодежи, у нас все заточено на нее. Это неправильно.

проекты нового калужского архитектора

Вливая бешеные деньги, мы не удерживаем людей, мы готовим их к старту дальше, но они все равно уедут туда, где больше экономических благ.

Важно, кто вернется обратно и как он будет полезен для города. Помимо битвы за молодежь, нужно создавать условия как раз для тех, кому 40 лет, у кого  есть сформированные понятия о добре и зле, опыт и жизненная позиция, кто может сказать не только: «нужна тарзанка и качели». Нужно вообще всеми заниматься, всех учитывать: и пожилых, и серебряный возраст, адресно. Думать глобально, делать локально.

Наши федеральные законы сегодня, к сожалению, не развивают города. Они не просто их тормозят, а порой просто топят. Задача главного архитектора – пройти между всеми болевыми точками и не навредить. Для меня город это не просто живой организм. У города есть образ, душа.

Градостроители видят город «из космоса», они не видят его на уровне глаз жителей. Главный архитектор обязан увидеть разные масштабы и горизонты и уметь транслировать позицию.


О работе в Крыму и Севастополе

Крым меня научил тому, что сама по себе архитектура не главное. Главное – это среда. Архитектура должна деликатно вписываться в ландшафт и традицию.

Севастополь – город легендарный и непростой, с ярко выраженным городским самосознанием.

В генах настоящих севастопольцев «быть в обороне», поэтому если что-то удается сделать, то это большая удача и прорыв. Крым  это «наше увеличительное зеркало»

Вот, например, сделали мы знаменитую мегалавку в центре Евпатории в виде букв названия города.

Она сделана из металла и дерева, силами местных рабочих. И теперь всегда  какое-то неимоверное количество людей возле нее, она попала в путеводители, стала уже мемом, постоянно приезжает руководство Крыма, чтобы специально сфотографироваться на ее фоне, как крымском достижении. Я был этим поражен, ведь  сделал для города несоизмеримо больше, чем просто лавка, а именно она помимо прочего стала символом Евпатории, как флагмана крымской урбанистики.


О работе архитектора

Работа главного архитектора – это работа, повторюсь, модератора, который находится между властью и обществом. Он доносит до верха реальные чаяния от земли и при этом объясняет населению «политику партии и правительства», руководствуясь здравым смыслом, опытом и определенным  талантом коммуникации. Архитектор знает как все устроено, что было, что есть и что будет. Архитектор создает среду, которая влияет на сознание.

Архитектор обязан быть интеллектуальной элитой, чувствовать город, обязательно ощущать преемственность. Подчеркну — мне важно чувство преемственности, потому что я традиционалист. Для меня именно следование традиции сегодня является авангардом. Все хотят громко заявить о себе, а просто заниматься тонкой штопкой городского уклада для большинства неинтересно. Для этого нужно прежде всего терпение и железные нервы. Я совершенно не хочу тотальных потрясений. Нужно трудится, пахать!

Архитектор территории – это городской врач. Он готов работать и в реанимации, спасая и ампутируя, а может планомерно следить за вашим здоровьем и долголетием.

Беседовал Владислав САХАРЧУК
Фото Надежды САХАРЧУК


Предшественники Комова на «Калуге 24»:

Сергей Ткаченко и его 10 проектов, которые должны были преобразовать Калугу


Евгений Голышев: архитектор переходного периода из ниоткуда в никуда


О масонских посланиях Голышева читайте тут: «Дай пять»: «Великий Геометр», циркуль, звезда и золотая рыбка


Тут мы рассказывали как и почему на стратегических городских проектах был поставлен крест.

Расскажите друзьям: